понедельник, 2 июля 2018 г.

Философия - не наука по А.Л. Никифорову

Алекса́ндр Леони́дович Ники́форов — советский и российский философ, специалист в области логики, теории познания и философии науки. Главный научный сотрудник Института философии РАН, доктор философских наук, профессор.

«Философия никогда не была, не является и, по-видимому, никогда не будет наукой. Осознание этого обстоятельства будет иметь многочисленные и благотворные следствия для нашей культуры. В частности, оно освободит, наконец, наше сознание от власти «единственно верной» и «подлинно научной» философской концепции. […] Фальсификационный критерий (Карл Поппер): утверждения науки эмпирически проверяемы и в принципе могут быть опровергнуты опытом. Пусть проверка носит опосредованный характер, пусть опровержение достаётся с гораздо большим трудом, нежели полагал сам Поппер, однако опыт, факты, эмпирические данные все-таки ограничивают фантазии учёных-теоретиков, а порой даже опровергают их построения. Эмпирическая проверяемость - один из важнейших и почти общепризнанных критериев научности. На мой взгляд, утверждения философии эмпирически непроверяемы и неопровержимы. В своё время некоторые философы-марксисты обиделись на Поппера за то, что с точки зрения его фальсификационизма марксистская философия не является наукой, и пытались вообразить ситуации, которые опровергли бы марксизм, то есть доказали его «научность». Нет и не может быть таких ситуаций, таких фактов и экспериментов! Ну как, в самом деле, проверить и опровергнуть утверждение о том, что материя первична, а сознание вторично; что в основе развития природы лежит саморазвитие абсолютного духа; что субстанция представляет собой единство Природы и Бога и т. п.? Когда Пьер Тейяр де Шарден утверждает, что каждая частичка вещества наделена некоторым подобием психического, то разве смущает его какой-нибудь вполне безжизненный камень, лежащий на дороге? Нет, конечно. […] В то же время для всех нас совершенно очевидно, что в философии никогда не было господствующей парадигмы. Для неё характерен плюрализм школ, течений, направлений (Томас Кун именно в этом видит принципиальное отличие философии от науки). Фактически каждый более или менее самостоятельный мыслитель создаёт свою собственную философскую систему. Если принять во внимание то обстоятельство, что парадигма и научное сообщество являются в некотором смысле тождественными понятиями, т. е. парадигма может быть определена как то, во что верит научное сообщество, а научное сообщество - как совокупность сторонников парадигмы, то возникает вопрос: существует ли философское сообщество? Если у философов нет общей парадигмы, то что их объединяет и отличает? […] Раскроем, например, одно из типичных философских сочинений - «Этику» Спинозы, обладающую тем достоинством, что автор старается чётко и ясно выразить все основания своей системы. Что мы обнаруживаем на её первых страницах? Определения и аксиомы, выражающие тот смысл, в котором автор употребляет важнейшие термины своей философии - Бог, субстанция, атрибут, модус и т. п. Затем из этих исходных соглашений автор дедуцирует теоремы, которые, по сути дела, представляют собой раскрытие, развертывание первоначальных определений и аксиом. И так Спиноза поступает в каждой из пяти частей своего труда. Он не обращается к фактам, он ничего не проверяет, он только дедуцирует. Вся система, таким образом, представляет собой громадную совокупность конвенций о значении и смысле понятий, об употреблении, терминов. И это - существенная черта каждой философской системы». Никифоров А.Л., Философия как личный опыт в Сб.: Заблуждающийся разум? Многообразие вненаучного знания / Отв. ред. и сост. И.Т. Касавин, М., «Политиздат», 1990 г., с. 298, 300, 301, 310-311.

Источник: https://vikent.ru/enc/1397/
«Философия никогда не была, не является и, по-видимому, никогда не будет наукой. Осознание этого обстоятельства будет иметь многочисленные и благотворные следствия для нашей культуры. В частности, оно освободит, наконец, наше сознание от власти «единственно верной» и «подлинно научной» философской концепции. […]

Фальсификационный критерий (Карл Поппер): утверждения науки эмпирически проверяемы и в принципе могут быть опровергнуты опытом. Пусть проверка носит опосредованный характер, пусть опровержение достаётся с гораздо большим трудом, нежели полагал сам Поппер, однако опыт, факты, эмпирические данные все-таки ограничивают фантазии учёных-теоретиков, а порой даже опровергают их построения. Эмпирическая проверяемость - один из важнейших и почти общепризнанных критериев научности.

На мой взгляд, утверждения философии эмпирически непроверяемы и неопровержимы. В своё время некоторые философы-марксисты обиделись на Поппера за то, что с точки зрения его фальсификационизма марксистская философия не является наукой, и пытались вообразить ситуации, которые опровергли бы марксизм, то есть доказали его «научность». Нет и не может быть таких ситуаций, таких фактов и экспериментов! Ну как, в самом деле, проверить и опровергнуть утверждение о том, что материя первична, а сознание вторично; что в основе развития природы лежит саморазвитие абсолютного духа; что субстанция представляет собой единство Природы и Бога и т. п.? Когда Пьер Тейяр де Шарден утверждает, что каждая частичка вещества наделена некоторым подобием психического, то разве смущает его какой-нибудь вполне безжизненный камень, лежащий на дороге? Нет, конечно. […]

В то же время для всех нас совершенно очевидно, что в философии никогда не было господствующей парадигмы. Для неё характерен плюрализм школ, течений, направлений (Томас Кун именно в этом видит принципиальное отличие философии от науки). Фактически каждый более или менее самостоятельный мыслитель создаёт свою собственную философскую систему. Если принять во внимание то обстоятельство, что парадигма и научное сообщество являются в некотором смысле тождественными понятиями, т. е. парадигма может быть определена как то, во что верит научное сообщество, а научное сообщество - как совокупность сторонников парадигмы, то возникает вопрос: существует ли философское сообщество? Если у философов нет общей парадигмы, то что их объединяет и отличает? […]

Раскроем, например, одно из типичных философских сочинений - «Этику» Спинозы, обладающую тем достоинством, что автор старается чётко и ясно выразить все основания своей системы. Что мы обнаруживаем на её первых страницах? Определения и аксиомы, выражающие тот смысл, в котором автор употребляет важнейшие термины своей философии - Бог, субстанция, атрибут, модус и т. п. Затем из этих исходных соглашений автор дедуцирует теоремы, которые, по сути дела, представляют собой раскрытие, развертывание первоначальных определений и аксиом. И так Спиноза поступает в каждой из пяти частей своего труда. Он не обращается к фактам, он ничего не проверяет, он только дедуцирует. Вся система, таким образом, представляет собой громадную совокупность конвенций о значении и смысле понятий, об употреблении, терминов. И это - существенная черта каждой философской системы».
1990 г.

Никифоров А.Л., Философия как личный опыт в Сб.: Заблуждающийся разум? Многообразие вненаучного знания / Отв. ред. и сост. И.Т. Касавин, М., «Политиздат», 1990 г., с. 298, 300, 301, 310-311.

Источник: https://vikent.ru/enc/1397/

о, как он ошибался насчет освобождения тех кто категорически этого не желает
 

бюрократ впишет в графу "Домашние животные" пылесос с нейросетью, потому что в бланке у него нет более подходящей графы (не в "Дети" же), а догматики возьмут под козырек, и начнут Хфилософствовать что да, таки ж домашнее животное.
привыкли ж жить и мыслить как партия, а теперь канцелярия велит. по наследству даже умудряются передать эту традицию, как в том эксперементе где обезъян обливали холодной водой когда они тянулись к банану.

столкнулся недавно с одним перекрасившимся марксистом-ленинистом утверждающим о единственно верной философии, и что она наука, научнее некуда, на том основании что его видите ли так учили(мама запрещала кусать мороженное, так теперь он всю жизнь только лижет, и других наставляет), во-вторых раз выдали паспорт "Наука" и код присвоили в министерстве то значит наука (как пример смотрите на звания самого Никифорова)


«Философия никогда не была, не является и, по-видимому, никогда не будет наукой. Осознание этого обстоятельства будет иметь многочисленные и благотворные следствия для нашей культуры. В частности, оно освободит, наконец, наше сознание от власти «единственно верной» и «подлинно научной» философской концепции. […] Фальсификационный критерий (Карл Поппер): утверждения науки эмпирически проверяемы и в принципе могут быть опровергнуты опытом. Пусть проверка носит опосредованный характер, пусть опровержение достаётся с гораздо большим трудом, нежели полагал сам Поппер, однако опыт, факты, эмпирические данные все-таки ограничивают фантазии учёных-теоретиков, а порой даже опровергают их построения. Эмпирическая проверяемость - один из важнейших и почти общепризнанных критериев научности. На мой взгляд, утверждения философии эмпирически непроверяемы и неопровержимы. В своё время некоторые философы-марксисты обиделись на Поппера за то, что с точки зрения его фальсификационизма марксистская философия не является наукой, и пытались вообразить ситуации, которые опровергли бы марксизм, то есть доказали его «научность». Нет и не может быть таких ситуаций, таких фактов и экспериментов! Ну как, в самом деле, проверить и опровергнуть утверждение о том, что материя первична, а сознание вторично; что в основе развития природы лежит саморазвитие абсолютного духа; что субстанция представляет собой единство Природы и Бога и т. п.? Когда Пьер Тейяр де Шарден утверждает, что каждая частичка вещества наделена некоторым подобием психического, то разве смущает его какой-нибудь вполне безжизненный камень, лежащий на дороге? Нет, конечно. […] В то же время для всех нас совершенно очевидно, что в философии никогда не было господствующей парадигмы. Для неё характерен плюрализм школ, течений, направлений (Томас Кун именно в этом видит принципиальное отличие философии от науки). Фактически каждый более или менее самостоятельный мыслитель создаёт свою собственную философскую систему. Если принять во внимание то обстоятельство, что парадигма и научное сообщество являются в некотором смысле тождественными понятиями, т. е. парадигма может быть определена как то, во что верит научное сообщество, а научное сообщество - как совокупность сторонников парадигмы, то возникает вопрос: существует ли философское сообщество? Если у философов нет общей парадигмы, то что их объединяет и отличает? […] Раскроем, например, одно из типичных философских сочинений - «Этику» Спинозы, обладающую тем достоинством, что автор старается чётко и ясно выразить все основания своей системы. Что мы обнаруживаем на её первых страницах? Определения и аксиомы, выражающие тот смысл, в котором автор употребляет важнейшие термины своей философии - Бог, субстанция, атрибут, модус и т. п. Затем из этих исходных соглашений автор дедуцирует теоремы, которые, по сути дела, представляют собой раскрытие, развертывание первоначальных определений и аксиом. И так Спиноза поступает в каждой из пяти частей своего труда. Он не обращается к фактам, он ничего не проверяет, он только дедуцирует. Вся система, таким образом, представляет собой громадную совокупность конвенций о значении и смысле понятий, об употреблении, терминов. И это - существенная черта каждой философской системы». Никифоров А.Л., Философия как личный опыт в Сб.: Заблуждающийся разум? Многообразие вненаучного знания / Отв. ред. и сост. И.Т. Касавин, М., «Политиздат», 1990 г., с. 298, 300, 301, 310-311.

Источник: https://vikent.ru/enc/1397/
«Философия никогда не была, не является и, по-видимому, никогда не будет наукой. Осознание этого обстоятельства будет иметь многочисленные и благотворные следствия для нашей культуры. В частности, оно освободит, наконец, наше сознание от власти «единственно верной» и «подлинно научной» философской концепции. […] Фальсификационный критерий (Карл Поппер): утверждения науки эмпирически проверяемы и в принципе могут быть опровергнуты опытом. Пусть проверка носит опосредованный характер, пусть опровержение достаётся с гораздо большим трудом, нежели полагал сам Поппер, однако опыт, факты, эмпирические данные все-таки ограничивают фантазии учёных-теоретиков, а порой даже опровергают их построения. Эмпирическая проверяемость - один из важнейших и почти общепризнанных критериев научности. На мой взгляд, утверждения философии эмпирически непроверяемы и неопровержимы. В своё время некоторые философы-марксисты обиделись на Поппера за то, что с точки зрения его фальсификационизма марксистская философия не является наукой, и пытались вообразить ситуации, которые опровергли бы марксизм, то есть доказали его «научность». Нет и не может быть таких ситуаций, таких фактов и экспериментов! Ну как, в самом деле, проверить и опровергнуть утверждение о том, что материя первична, а сознание вторично; что в основе развития природы лежит саморазвитие абсолютного духа; что субстанция представляет собой единство Природы и Бога и т. п.? Когда Пьер Тейяр де Шарден утверждает, что каждая частичка вещества наделена некоторым подобием психического, то разве смущает его какой-нибудь вполне безжизненный камень, лежащий на дороге? Нет, конечно. […] В то же время для всех нас совершенно очевидно, что в философии никогда не было господствующей парадигмы. Для неё характерен плюрализм школ, течений, направлений (Томас Кун именно в этом видит принципиальное отличие философии от науки). Фактически каждый более или менее самостоятельный мыслитель создаёт свою собственную философскую систему. Если принять во внимание то обстоятельство, что парадигма и научное сообщество являются в некотором смысле тождественными понятиями, т. е. парадигма может быть определена как то, во что верит научное сообщество, а научное сообщество - как совокупность сторонников парадигмы, то возникает вопрос: существует ли философское сообщество? Если у философов нет общей парадигмы, то что их объединяет и отличает? […] Раскроем, например, одно из типичных философских сочинений - «Этику» Спинозы, обладающую тем достоинством, что автор старается чётко и ясно выразить все основания своей системы. Что мы обнаруживаем на её первых страницах? Определения и аксиомы, выражающие тот смысл, в котором автор употребляет важнейшие термины своей философии - Бог, субстанция, атрибут, модус и т. п. Затем из этих исходных соглашений автор дедуцирует теоремы, которые, по сути дела, представляют собой раскрытие, развертывание первоначальных определений и аксиом. И так Спиноза поступает в каждой из пяти частей своего труда. Он не обращается к фактам, он ничего не проверяет, он только дедуцирует. Вся система, таким образом, представляет собой громадную совокупность конвенций о значении и смысле понятий, об употреблении, терминов. И это - существенная черта каждой философской системы». Никифоров А.Л., Философия как личный опыт в Сб.: Заблуждающийся разум? Многообразие вненаучного знания / Отв. ред. и сост. И.Т. Касавин, М., «Политиздат», 1990 г., с. 298, 300, 301, 310-311.

Источник: https://vikent.ru/enc/1397/
Философия - не наука по А.Л. Никифорову «Философия никогда не была, не является и, по-видимому, никогда не будет наукой. Осознание этого обстоятельства будет иметь многочисленные и благотворные следствия для нашей культуры. В частности, оно освободит, наконец, наше сознание от власти «единственно верной» и «подлинно научной» философской концепции. […] Фальсификационный критерий (Карл Поппер): утверждения науки эмпирически проверяемы и в принципе могут быть опровергнуты опытом. Пусть проверка носит опосредованный характер, пусть опровержение достаётся с гораздо большим трудом, нежели полагал сам Поппер, однако опыт, факты, эмпирические данные все-таки ограничивают фантазии учёных-теоретиков, а порой даже опровергают их построения. Эмпирическая проверяемость - один из важнейших и почти общепризнанных критериев научности. На мой взгляд, утверждения философии эмпирически непроверяемы и неопровержимы. В своё время некоторые философы-марксисты обиделись на Поппера за то, что с точки зрения его фальсификационизма марксистская философия не является наукой, и пытались вообразить ситуации, которые опровергли бы марксизм, то есть доказали его «научность». Нет и не может быть таких ситуаций, таких фактов и экспериментов! Ну как, в самом деле, проверить и опровергнуть утверждение о том, что материя первична, а сознание вторично; что в основе развития природы лежит саморазвитие абсолютного духа; что субстанция представляет собой единство Природы и Бога и т. п.? Когда Пьер Тейяр де Шарден утверждает, что каждая частичка вещества наделена некоторым подобием психического, то разве смущает его какой-нибудь вполне безжизненный камень, лежащий на дороге? Нет, конечно. […] В то же время для всех нас совершенно очевидно, что в философии никогда не было господствующей парадигмы. Для неё характерен плюрализм школ, течений, направлений (Томас Кун именно в этом видит принципиальное отличие философии от науки). Фактически каждый более или менее самостоятельный мыслитель создаёт свою собственную философскую систему. Если принять во внимание то обстоятельство, что парадигма и научное сообщество являются в некотором смысле тождественными понятиями, т. е. парадигма может быть определена как то, во что верит научное сообщество, а научное сообщество - как совокупность сторонников парадигмы, то возникает вопрос: существует ли философское сообщество? Если у философов нет общей парадигмы, то что их объединяет и отличает? […] Раскроем, например, одно из типичных философских сочинений - «Этику» Спинозы, обладающую тем достоинством, что автор старается чётко и ясно выразить все основания своей системы. Что мы обнаруживаем на её первых страницах? Определения и аксиомы, выражающие тот смысл, в котором автор употребляет важнейшие термины своей философии - Бог, субстанция, атрибут, модус и т. п. Затем из этих исходных соглашений автор дедуцирует теоремы, которые, по сути дела, представляют собой раскрытие, развертывание первоначальных определений и аксиом. И так Спиноза поступает в каждой из пяти частей своего труда. Он не обращается к фактам, он ничего не проверяет, он только дедуцирует. Вся система, таким образом, представляет собой громадную совокупность конвенций о значении и смысле понятий, об употреблении, терминов. И это - существенная черта каждой философской системы». Никифоров А.Л., Философия как личный опыт в Сб.: Заблуждающийся разум? Многообразие вненаучного знания / Отв. ред. и сост. И.Т. Касавин, М., «Политиздат», 1990 г., с. 298, 300, 301, 310-311.

Источник: https://vikent.ru/enc/1397/

Комментариев нет: