пятница, 25 сентября 2015 г.

Изучение общественного мнения в 60-е годы и в настоящее время 99 и 85

Изучение общественного мнения в 60-е годы и в настоящее время 99 и 85
Владимир Шляпентох (об авторе http://www.svoboda.org/content/article/24673321.html)

После присоединения Крыма к России в 2013 году  рейтинг президента Путина поднялся до небывалых высот — 85 процентов  и оставался таким на протяжении двух лет, не реагируя  на  негативные процессе в стране. Фактически этот уровень одобрения лидера является почти беспрецедентным в российской истории. Если бы опросные фирмы сушествовали в 1936, рейтинг товарища Сталина  был бы  не существенно выше. В конце концов нет принципиальной разницы между 85 и 99  процентами.

Понятность беседы просвещенному муму

Обсуждение у Шкробиуса показало (мне), что в ЖЖ практически никто не знает, что такое научный метод. Несколько человек понимают это, но это именно несколько человек. Подавляющее большинство, практически все - те, кто сейчас работает в науке и является ученым, те, кто когда-то был ученым, те, кто добился успехов в инженерии или программировании, люди образованные, критичные, знающие - все - понятия не имеют, что такое наука и что означает прилагательное "научный". То есть тексты "наука показала, что" и "научное исследование" и пр. - не имеют смысла, их понимают очень по-разному и практически никто не понимает, что же эти слова означают.

Несколько последних дискуссий у меня в блоге выявило, что русскоязычным пользователям ЖЖ в массе непонятна концепция личного оскорбления. Они обижаются и обижают других, они способны оскорбиться и оскорбить - но концепт личного оскорбления лежит вне границ их мышления. Соответственно, это бессмысленно запрещать - поскольку контингент в массе просто не понимает, о чем речь, и, как и о науке, строит свои собственные гипотезы - что бы это могло значить. Типа, раз мне обидно - значит, это было личное оскорбление.

У меня среди знакомых есть два атеиста. Атеисты убежденные, яростные, с готовностью высмеивающие любые религиозные взгляды, не понимающие, как минимально разумный и грамотный человек может верить и т.п.
Как выяснилось, в их мировоззрении имеются важные понятия, без которых мировоззрение не функционирует.

Один сказал, что он воочию видит, что существует мировое зло, абсолютное зло - это Америка. Вот у него насквозь материализм и атеизм, но есть кроме того мировое зло.
Другой сказал, что есть на свете благословенная земля, это США, и все, что делает Америка - во благо.

Мне кажется, говорить становится много затруднительнее. То есть горизонт мышления подавляющего большинства носителей языка таков, что почти ничего уже нельзя сказать. Если слова "наука", "личность", "вера" и "неверие" и прочие более не понятны носителям, то, в общем, их использовать можно лишь с манипулятивными целями. Например: "наука - это хорошо, назовем нечто научным, люди к этому потянутся". Видимо, возможны даже на элементарном уровне только личные контакты - употреблять слово "наука" можно лишь в личном разговоре с тем, кто, по предварительным данным, это понимает, попытки считать это слово общепонятным приводят к множественным ошибкам. Нет такого общего слова, есть специальный эзотерический термин, известный немногим.

Кажется, это следующий этап. Известно, что из науки ушло слово "истина" - точно таким же манером, потому что оперировать этим словом стало в общем случае невозможно - практически никто не понимает, о чем именно идет речь, это стало называться "областью господства мнений" и из общего языка науки слово ушло. Осталось, конечно, в личном языке - ученый имеет право так выразиться на свой страх, скорее всего, его не поймут и именно в этом месте будут очень критиковать и предлагать более объективные замены. Ну вот, а теперь из общего языка ушли еще многие слова. Не знал, что до такой степени...

четверг, 24 сентября 2015 г.

РАЗНОЦВЕТНЫЕ МИРЫ
Популярное введение в «спиральную динамику»

Валерий Пекар
Сколько раз с вами бывало такое: вы пытаетесь что-то объяснить человеку, но у вас не получается — он не понимает ничего из того, что вы говорите, как будто он живет в каком-то другом мире. «Да он что, с Луны свалился», — спрашиваете вы себя. Вы чувствуете, что в его мире другие законы и правила, и те же самые события трактуются совсем по-другому. Непонимание приводит к обострению отношений, создает массу негативных побочных эффектов.
Может ли быть такое, чтобы люди в одно и то же время, в одном и том же месте жили в разных мирах? Может, если картина мира у них кардинально отличается. Отличия в картине мира двух человек могут быть небольшими, а могут быть принципиальными, и тогда взаимопонимание просто не на чем построить, и даже если оно в какой-то момент достигнуто — оно хрупко и временно, как дом без фундамента.

Картина мира представляет собой мощный фильтр, через который пропускается всё, что человек видит, слышит и ощущает. Вся эта информация определенным образом интерпретируется. То, чему нет места в картине мира человека, может быть отфильтровано и не дойти до его сознания. Фильтрация происходит бессознательно: подсознание натренировано в первичной обработке информации определенным образом. Если же в какой-то момент окажется, что картина мира полностью неадекватна (а такие открытия случаются далеко не с каждым человеком в течение его жизни), сознание может впасть в ступор, ему потребуется значительное время на переосмысление.

среда, 23 сентября 2015 г.

Преодоление фальсафы

Привычное нам мышление, то мышление, основа которого заложена греками и которое затем развивалось и разрабатывалось всей западной цивилизацией, построено на том, что можно назвать субстанциальным взглядом на мир.
Что это значит?
— Попробуем описать окружающие нас предметы. Стол — коричневый, чашка — белая, лист бумаги — прямоугольный. Вы не можете мне указать на коричневость, белизну, прямоугольность, легкость, умность и прочие качества сами по себе. Они всегда существуют как прилепленные к чему-то. То, к чему они прилеплены, и есть субстанция. А эти все качества называются акциденциями, случайными признаками. И весь наш взгляд на мир — это взгляд на некую совокупность качеств, которые существуют не сами по себе, а прилеплены к тому, что мы называем вещами. А под словом «вещь» мы всегда подразумеваем некоторую субстанцию.
На этом стоит европейская философия. И это отражается в нашем языке. Возьмите какой-нибудь ряд слов, которые имеют один и тот же корень. Например, «дом», «домашний», «одомашнивать», «одомашненный». И ответьте на вопрос: какое из этих слов главное? Дом, конечно. Или слово «дерево» — получите ряд «деревянный», «деревенеть», «одеревеневший» и так далее. Так какое слово тут главное? Дерево. То есть вы, как правило, назовете главным то слово, которое обозначает субстанцию, слово, к которому лепятся слова, обозначающие его качества. Скажем, домашний — это некоторое качество, которое лепится к дому. Одомашнивать — это некоторое действие, которое приводит вас опять к дому. Так устроено наше понимание слов языка.
А в арабском языке доминирует процессуальный взгляд на мир. Не субстанция подпорка для букета качеств, а процесс, к которому тянутся, к которому естественно примыкают действователи и претерпевающие воздействие. Тогда окружающий нас мир — это собрание процессов. И то, что мы видим в мире, прилепливается к процессу точно так же, как качество прилепливается нами к субстанции.
Лексика, которая связана с процессуальностью, в арабском языке занимает неизмеримо большее место, чем в русском языке. Соответственно, мир видится по-другому, мир выстраивается по-другому и для стихийного языкового сознания, и затем в теоретической рефлексии.

пятница, 4 сентября 2015 г.

КРЫМ И ДОНБАСС НА ПРОКРУСТОВОМ ЛОЖЕ ЛОГИКИ

Ихлов Евгений

Знающие злые языки говорят, что 1 ноября на территории, говоря словами Минского соглашения от 12.02. 2015, "районов Донецкой и Луганской областей" пройдет референдум о присоединении в РФ. По итогам которого якобы и произойдет аннексия. В случае реализации этого плана РФ ждет полная международная обструкция. Ведь Кремль не решился аннексировать даже Южную Осетию (регион Цхинвал) и Абхазию, хотя тут поддержка местного населения (без учета грузинских беженцев, разумеется) была бы куда более однозначна. Такое решение Москвы, кстати, снимет все вопросы по целесообразности начала Киевом 13 апреля 2014 года АТО – отвоевывали свою землю, что успели и смогли… А то [каламбур-с] некоторые предлагали, что надо было не войска отправлять, а вести переговоры, учитывать интересы…
Но мое внимание привлек горячий, очень искренний спор http://echo.msk.ru/blog/karina_orlova/1614644-echo/ Карины Орловой и Андрея Илларионова о судьбе Крыма и [части] Донбасса. И тут важно, что обе стороны и правы, и неправы.

в русской литературе есть только некая бабья истеричность

Alexander Sytin

Статья Ксении ("От подлости до подвига" Ксения Кириллова) заставила меня обратиться к мыслям о русской культуре и литературной традиции. Рискну этими мыслями поделиться. Ксения ставит вопрос о том, почему высокие нравственные стандарты русской литературы не выработали в народе и обществе иммунитета против безнравственности, дикости и антигуманизма и отвечает на него, как я понял следующим образом: эти нравственные стандарты самопожертвования, доходящего до самоотречения и подвига неприемлемы в повседневной общественной жизни, которая в результате вовсе оказалась лишенной нравственной составляющей.