понедельник, 22 февраля 2010 г.

Полевое исследование проявлений идиотизма

Где-то к моему совершеннолетию, а может быть и раньше (я не помню точно), мной было совершено ужасное открытие. Обнаружилось, что среди нас живут идиоты. И их много. Очень много. Вполне может быть, что даже большинство. Так как мне тогда казалось, что мир, в котором большинство составляют идиоты, обречен, то я со страхом стал ждать надвигающегося апокалипсиса, выискивая его признаки во всем происходящем вне стен моего дома. Но, несмотря на все неприятности, преследующие те или иные страны, глобальный апокалипсис и полное торжество идиотизма все не наступали. Следовательно, в чем-то я очень сильно ошибался. В чем?
...
Люди, как правило, несут полную чушь лишь в некоторых областях, а в остальном ведут себя вполне рационально. Более того, наиболее рационально они ведут себя обычно именно в тех областях, с которыми связана их профессиональная деятельность. Что, в общем-то, по здравом размышлении достаточно очевидно. Какой-нибудь программист может сколько угодно на досуге толковать о происхождении санскрита от древнеславянского по абсолютно шизоидной теории Задорнова, но для программирования он таки обычно использует слава богу знания почерпнутые из учебника по С++, а не псевдолингвистические измышления сатирика
...
Но червь сомнения продолжал грызть меня. То, что идиоты бывают идиотами вещь вполне очевидная, но вот утверждение, что вполне разумные на вид люди могут оказаться неспособными в определенной области рассуждать логично уже не столь бесспорна и потому требует доказательства.
...
Л. С. Выготский:
... поскольку отвлеченное мышление является продуктом теоретической деятельности, которой обучают в школе, сложные формы абстракции и обобщения будут обнаружены только у тех испытуемых, которые получили какое-то формальное образование. Однако большинство наших испытуемых получили лишь начальное обрaзование или совсем не посещали школу, и нас интересовали принципы, которыми они будут руководствоваться при группировании предметов, встречающихся им в повседневной жизни.

Почти все испытуемые внимательно выслушивали инструкции и охотно принимались за работу. Однако обычно вместо попыток подобрать "сходные предметы" они принимались отбирать предметы, "подходящие для определенной цели". Другими словами, они заменяли теоретическую задачу практической. Эта тенденция стала очевидной с самого начала нашей экспериментальной работы, когда испытуемые начали отбирать изолированные предметы и называть их индивидуальные функции. Например, "этот предмет" был необходим, чтобы выполнить одну работу, а "тот" - для другой работы. Они не видели никакой необходимости сравнивать и группировать все предметы и разносить их по особым категориям. Позднее, в результате обсуждений и различных наводящих вопросов, многие из испытуемых преодолели эту тенденцию. Однако даже тогда они были склонны рассматривать задачу, как практическую, группируя предметы согласно их роли в определенной ситуации, вместо того чтобы совершать теоретическую операцию, располагая их по категориям согласно их общему признаку. В результате каждый испытуемый группировал предметы идиосинкразическим путем, в зависимости от той образной ситуации, которую он себе представлял. Конкретные группы, создававшиеся нашими испытуемыми на базе этого "ситуационного" мышления, были очень стабильны. Когда мы пытались предложить испытуемым другой способ классификации предметов, основанный на абстрактных принципах, они обычно отвергали его на том основании, что такой подход не отражает присущие предметам связи и что человек, занимающийся подобной группировкой, просто "глуп".
...
Следующий пример иллюстрирует тип рассуждений, с которыми нам пришлось встретиться.

Рахмату, неграмотному крестьянину тридцати одного года из отдаленного района, показали рисунок молотка, пилы, полена и топора. "Какие предметы похожи? И что лишнее?" - спросили его. "Они все похожи, - сказал он. - Я думаю, что все они нужны. Смотрите, если Вам нужно разрубить что-нибудь, Вам нужен топор. Так что все они нужны".

Мы попытались объяснить задачу, говоря: "Послушай, вот трое взрослых и один ребенок. Конечно, ребенок не принадлежит к этой группе".

Рахмат отвечал: "Нет, мальчик должен остаться с другими!" "Видишь ли, все трое работают, и если им придется бегать за разными вещами, они никогда не закончат работу, а мальчик может бегать за них. Мальчик научится, и это будет лучше - они смогут вместе хорошо работать".
...
"Какие из этих предметов можно назвать одним словом?"
"Как это? Если мы назовем все три вещи "топор" - это будет неверно".
"Но один человек выбрал три предмета - молоток, пилу и топор и сказал, что они схожи".
"Пила, молоток и топор все должны работать вместе, но полено тоже должно быть вместе с ними!"
"Как ты думаешь, почему он выбрал эти три вещи, а не полено?"
"Может быть у него много дров, но если он останется без дров, он ничего не сможет делать".
"Правильно, но ведь молоток, пила и топор - орудия".
"Да, но даже если у нас есть орудия, все же нам нужно и дерево. Иначе мы ничего не сможем построить".
...
Затем ему показали рисунки стакана, сковородки, очков и бутылки. Он заметил: "Эти три подходят, но я не знаю, зачем ты сюда положил очки. Нет, пожалуй, они тоже подходят. Если человек плохо видит, ему приходится надевать очки, чтобы пообедать".

"Но один человек сказал мне, что одна из этих вещей не подходит к группе".
"Может быть, это у него в роду - думать таким образом. А я скажу, что все они подходят. В стакане нельзя варить пищу - в него можно наливать что-нибудь. Для готовки нужна сковорода, а чтобы лучше видеть - нужны очки. Нам нужны все эти четыре вещи - вот почему их положили вместе".

Эта тенденция опираться на практическую деятельность, встречающуюся в жизни, преобладала у необразованных и неграмотных испытуемых. Испытуемые, которые уже получили основы школьного образования или посещали краткосрочные курсы, давали смесь практических и теоретических методов обобщения. Категориальную классификацию в качестве основного метода группировки предметов применяла наиболее образованная группа испытуемых. Такие испытуемые на вопрос, какие три из следующих предметов - стакан, сковородка, очки и бутылка - имеют общую черту, немедленно отвечали: "Стакан, очки и бутылка. Они сделаны из стекла, а сковорода - металлическая"; или при предъявлении серии "верблюд, овца, лошадь, повозка" говорили: "Повозка сюда не подходит. Все остальное - животные". Эти и многие другие примеры доказывают, что испытуемые выделяли общие признаки объектов, чтобы делать обобщения (например, "стекло"), и могли отнести разные предметы к общей категории (например, "животные")

3D-телевидение

Марк Пеши (Mark Pesce), разработчик компьютерных игр и один из создателей языка для моделирования виртуальной реальности VRML:

Шлемы виртуальной реальности используют ту же технологию стереоэффекта, которую можно обнаружить в кинотеатрах или 3D-телевизорах — параллакс. Они проецируют на каждый из ваших глаз свою, чуть отличающуюся от другой, картинку, и благодаря этому отличию в вашем мозге формируется восприятие глубины. Звучит неплохо, пока вы не поймёте, насколько сложным в действительности является восприятие глубины у человека. Статья англоязычной «Википедии», посвящённая восприятию глубины, содержит десяток оттенков глубины, которые мозг человека использует для определения расстояния до предмета. Параллакс — это один из таких оттенков. Поскольку разные кино- и телевизионные технологии используют лишь оттенки глубины, основанные на параллаксе, вашему мозгу по сути приходится игнорировать несколько других оттенков, в то время когда вы погружены в мир «Аватара». Вот почему «трехмерка» в фильмах кажется не совсем правильной. По сути вы сражаетесь с собственным мозгом, который немного сбивается с толку. Со временем ваш мозг просто начинает игнорировать остальные оттенки.

Вот она, проблема. Когда кино заканчивается, и вы снимаете очки, ваш мозг всё ещё продолжает игнорировать все эти оттенки восприятия глубины. Со временем он придёт в норму. У некоторых это происходит очень быстро. У других это может занять несколько часов. Такое состояние, известное как «бинокулярная дисфория» — это плата за обман мозга, который вы заставили поверить в иллюзию 3D. До тех пор, пока кто-то не придумает какой-то другой вид 3D-отображения (многие пытались, но ни у кого ничего путного не вышло), бинокулярная дисфория будет частью этого процесса.

Это не так уж и важно, если вы собираетесь смотреть фильм в кинотеатре (хотя это может привести впоследствии к нескольким «поцелуям» на автостоянке), но это очень важно, если вы будете подвергаться такому воздействию часами, каждый день, глядя в телевизор. Скорее всего, ваш мозг настолько запутается в оттенках глубины, что вы заработаете хроническую форму бинокулярной дисфории. Вот что тестеры тогда сказали компании Sega. И вот почему её система виртуальной реальности — о которой было объявлено с большой помпой — так и не дошла до рынка.

Видеоигры — одно из самых больших развлечений молодёжи. Дети могут играть в них ежедневно часами, и наши тестеры поняли, что дети — с их исключительно податливой нервной системой — потенциально могут получить необратимые повреждения, если будут постоянно и длительно подвержены воздействию системы, которая вызывала бинокулярную дисфорию у пользователей. Вот что в действительности меня беспокоит, потому что 3D-телевидение рекламируется как образовательное — канал Discovery объявил, что начнёт 3D-вещание в середине этого года — и оно может повредить растущим умам, которые призвано просвещать.

Едва успели попасть на полки магазинов (пока США) первые 3D TV, как специалисты решили разобраться, чем опасна искусственная объемность изображения для массового зрителя.
...
... в центре внимания медиков-исследователей находится так называемый конфликт сходимости и аккомодации (convergence-accommodation). Его суть заключается в том, что в процессе наблюдения за выводимой на монитор объемной картинкой мозг человека пытаются убедить в том, что реально ее части находятся от глаз на большем расстоянии, чем поверхность экрана. И зрительная система человека должна подстроиться так, чтобы снять противоречие между плоскостью, в которой фокусируются глаза в действительности, и мнимым расстоянием до виртуального объекта, информацию о котором дает лишь обработка картинок от обоих глаз. Причем, чем ближе вы находитесь к монитору, тем это противоречие сильнее, что приводит к головной боли и быстрому утомлению. Так что у ученых есть опасения относительно того, что компьютерные и видеоигры могут оказать гораздо более серьезное воздействие на психику в 3D-режиме, чем мы это представляем сегодня, до того, как они получили массовое распространение.
Чем опасны 3D-дисплеи

четверг, 18 февраля 2010 г.

Кто победит

Где самая большая в мире экономика?
а) в США; б) в Китае/в Азии; в) в Европе.

Где больше всего компаний, входящих в список Fortune-500?
а) в США; б) в Китае; в) в Европе.

Куда идет больше всего инвестиций из США?
а) в Европу; б) в Китай; в) в Азию.

среда, 17 февраля 2010 г.

"Убить ламера"

Как отличить ...специалиста от ...ламера? Задумывались? Наверняка задумывались те, кому нужно было нанять сотрудника, и желательно - с мозгами. Как показывает практика, никакие сертификаты не покажут реальной способности сотрудника решать нетипичные задачи. Знания систем и способность эти знания успешно использовать в нештатных ситуациях - весьма не одно и тоже. Так где критерий?

А критерий не изменился со времен первых инженеров, строивших пирамиды.

Специалист воспринимает систему как комплекс связанных между собой элементов, знает механизмы и правила связей и в состоянии мысленно представить модель системы или отдельных её элементов. Пройтись мысленно же от базовых блоков до ожидаемых наблюдаемых эффектов и наоборот - по наблюдаемым эффектам вычислить нюансы работы базовых блоков.

Ламер же воспринимает систему как некий условный алтарь, перед которым он "камлает". Он знает некие наборы действий, которые должны приводить к определенным результатам. Почему именно такие наборы и именно такие результаты - обычно ламер знает плохо или не знает вовсе. При этом человек может быть крутосертифицированным специалистом, успешно устанавливать и настраивать достаточно сложные системы, и всё равно оставаться лишь хорошо натасканным ламером.

Специалист оперирует моделью. Ламер - набором шаблонов. Специалист в одной области может быстро разобраться в другой родственной, поняв основные принципы построения системы. Ламера нужно переучивать и долго натаскивать - тогда он кое как сможет выполнять те задачи, на которые его натаскали.
...
... важно помнить один важный момент: работающая система и правильно работающая система - не обязательно одно и то же.

Работающая система решает текущие задачи, но как она будет себя вести при изменениях - неизвестно. Для срочного решения текущей проблемы это может быть приемлемо, но на сколько либо длительной перспективе такая система куда неприятнее, чем не работающая вовсе.

Правильно работающая система позволяет планировать изменения и вносить их с ожидаемым итоговым поведением. В ней исключена ситуация, когда исправление ошибки в одном месте системы приводит к нарушению в другом, потому как до сих пор они друг друга успешно компенсировали.

Более развернута эта мысль в "Программистском камне"

понедельник, 15 февраля 2010 г.

все картины мира, которыми сегодня снабжаются граждане, они очень отсталые

Даниил Дондурей: Есть одна драма в интернете. Драма, которую потрясающе телевидение, опять же, использует: людям кажется, что главное - выразить разные точки зрения. А это глубокая ошибка. Точки зрения всем можно высказывать, безусловно. Но общество развивается только тогда, когда одни точки зрения проигрывают другим точкам зрения - возникают формы консолидации общих представлений о том, например, что частная собственность лучше, чем социалистическая. Вот я тут случайно сказал про культурные барьеры – у нас невероятные драмы накапливаются последние лет 10-12 – они связаны с тем, что люди не понимают, что то общество, в котором они находятся, оно лучше – ну, может быть, не лучше – оно единственно-жизнеспособное. А то, которое они любят – советское – шансов никаких. И такой в голове существующий пожар у каждого переходит в общество. То есть, вы знаете, у нас люди, население страны – подавляющее большинство, - куда бы мы ни посмотрели, все время эти культурные барьеры. Они связаны с тем, что люди не любят своих работодателей – то есть, 80% населения, или почти 80% населения считают, что крупные предприятия должны принадлежать государству. Хотя государство само знает, что оно отвратительный хозяйственник - но государство же не объяснит людям: вот вы ненавидите олигархов, но знаете ли вы, - эй, граждане России, - что передача в частную собственность этим буквально 10-20 людям в два раза увеличило добычу нефти, и все, что вы сегодня имеете, - эти 30 миллионов автомашин – это все за счет того, что частники – их всего-то немного, меньше, чем 2% - это они кормят всю страну, - и так далее. Люди начинают ненавидеть кормильцев – это очень серьезная проблема.
М.КОРОЛЕВА: С другой стороны - где люди в мире любят своих хозяев-работодателей, на кого они работают?

Д.ДОНДУРЕЙ: Да огромное количество стран – к хорошим работодателям они нормально относятся, они понимают, что они на такое неспособны – для этого существует литература, великое искусство, которое критикует работодателей за иждивенчество, за интерес к доходам, к прибылям. Для этого есть всякие институты погашения слишком агрессивных частников. Но люди понимают, что государство ведет только к колоссальной коррупции, государство - отвратительный хозяйственник. И хотя все говорят об этом ВВП великом советской власти, - но оно за счет было? За счет ненужных никому ботинок, которые никто не носил, танков, которые никого не защищали? То есть, серьезнейшие проблемы. Другая проблема – в 2010 г. 40% населения нашей страны считает, что реформы ничего людям не дали - можете себе представить?

М.КОРОЛЕВА: Могу.

Д.ДОНДУРЕЙ: Можно себе представить, чтобы в эпоху Ленина и Сталина люди обожали и могли это говорить, - обожали бы монархию? Это немыслимо. Гигантские машины старались перевести миллионы людей в это счастливое будущее, в рассказы о светлых преимуществах, справедливом строе, рассказах о том, что каждая кухарка и каждый человек получают и образование, и так далее – вся эта мифология, которая в значительной степени не была мифологией, там очень сложные процессы. Так вот я хочу сказать, что все картины мира, которыми сегодня снабжаются граждане, они очень отсталые – это раз. По всему: по отношению к труду, творчеству, к бандитам, к коррупции, и так далее.

М.КОРОЛЕВА: Кто должен создать картину мира?

Д.ДОНДУРЕЙ: Картину мира может создать только общество, а общество к этому неспособно. Дело в том, что люди давно живут во второй реальности и в третьей – не в эмпирической, а в интерпретированной. То есть, есть люди, авторы - вот мы с вами, - мы занимаемся интерпретацией реальности. Телевидение, которое нам сейчас показывают – это уже третья реальность, когда придуманное авторами и настоящее сплюснуто в единое – люди только видят, что уже интерпретировано. И вот эти - и третья, и вторая реальность, - выступают против развития России. Мы все – авторы, элита, авторы текстов, интерпретаций - в большинстве своем.

М. ВЕЛЛЕР - Нет, понимаете, невозможно такое государство политического, экономического и морального согласия, где все обнимутся, помолятся хором и разделят все на всех. Всегда есть какие-то группы, люди, слои, которые хотят каких-то изменений. Без этого существования никакого общества, государства невозможно. Вот есть всегда часть консервативная, которая хочет сохранить и часть новаторская, переделывающая, которая хочет изменить. И покуда они находятся в каком-то равновесии, то эта система страна, народ, государство живет. Как только одну часть задавливают на корню, так это по ходу начинает гнить и разваливаться. Поэтому когда люди выходят и говорят: мне не нравится правительство, премьер, президент и все, если выйдут процентов 90, тогда видимо, надо срочно менять, а если выйдут процентов 10, то нужно обращать внимание на деятельность руководящих товарищей и господ, чтобы меньше воровали, чтобы больше делали обещанное, чтобы разумнее работали. Это относится не только к нам, ко всему странам, правительствам и эпохам. Это нормально.
...
... когда у вас под окнами валит толпа безбрежная и возбужденная, то чувство страха исчезает. И люди с энтузиазмом и восторгом вливаются в эту толпу, тогда солдаты повязывают красные банты, городовые выкидывают шашки, шинели и кричат: сколько лет я ждал этого мига, и вдруг оказывается, что власти тоже за это все, чтобы их только не повесили, а так все отлично.

... если у всех будет много хлеба с маслом, домик в горах и никаких бомбежек, тогда конечно, никто не будет ругать фюрера. Как справедливо сказал Айсман. Но если народ недоволен происходящим, и считает устройство государства несправедливым, а это имеет гигантское значение, то или этот народ нужно прессовать, чтобы он и надежды не имел изменить положение вещей, или надо изменять несправедливое положение вещей. Сегодняшний мир идет по третьему пути. Политтехнологическому. Ничего не делать, а внушать народу, что все уже изменилось. Но долго это не действует. Голое платье короля может восхитить придворных, принести прибыль портным, но от дождя и холода оно все-таки не спасает. Вот когда мороз грянет, тогда король запрыгает.
...
это не может продолжаться бесконечно. У нас майор сказал президенту и премьеру, что, что же это такое, его прихватили тут же за мошенничество. Ну конечно, мошенник. Разве может честный человек сказать правительству, что оно не право. Разумеется, мошенник. Теперь эти ребята тоже могут оказаться мошенниками. Этак у нас объявят мошенниками всех, кто не согласен с генеральным курсом. Тогда начнет меняться генеральный курс, потому что все это мы уже проходили при советской власти. Которая сколачивалась серьезными ребятами. Которые не боялись никаких морей крови. Которые шлепали собственной рукой, для которых убрать миллион, два, три невинных людей это была нормальная работа. И все-таки расшаталась и рухнула. Так что сейчас это жалкая пародия наведение порядков постсоветскими средствами, продержится только не так долго и не так крепко, потом все обвалится, как всегда в России обваливалось. И мы узнаем много интересных вещей. И про правительство, и про всех его членов, и про то, почему бабки в Америке, и про то, почему непотопляемый Зурабов на Украине, а непотопляемый Греф предлагает приватизировать сбербанк, гениальная идея.
Михаил Веллер

четверг, 11 февраля 2010 г.

Большой сосед определился. Что Украине делать дальше?

Идеологической основой Российского государства выступает миф «Великой победы», ощущение прямого преемничества современной РФ от сталинского СССР, завуалированная имперская концепция триединого российского народа (велико-, мало- и белорусы), ксенофобский комплекс враждебности относительно Запада, олицетворенного в США, а также восприятие России как осажденной крепости, что имеет еще раннемодернистские исторические корни.

При этом В.Путин и его команда надеются сохранить управляемость процессами и не втянуться в изначально проигрышное новое издание холодной войны с США. Не следует забывать и о глубокой интегрированности российских элит в глобальные, прежде всего западные, социальные сети и институты.
...
агрессивная политика Кремля относительно Украины вызвана не действиями Киева, а потребностями России, как их понимает нынешнее руководство государства. То есть даже кардинальное изменение Украиной политического курса не приведет к значительной коррекции российской политики и не отменит уже определенных целей.

Также в Кремле осознают, что историческое «окно возможностей» относительно Украины для Москвы довольно короткое и может закрыться уже где-то после 2015 года, после становления нового поколения украинских элит. Также не исключен вариант, что фактическое равнодушие США, Великобритании и других стран ЕС к Восточно-Центральной Европе (это делает возможным использование Москвой разных, в том числе и грубых средств) уже через два-три года изменится более внимательным отношением. Следовательно, «наступление на Киев» развернется уже в ближайшее время и будет решительным и беспощадным.
...
... современное российское государство как в юридическом, так и в идеологическом и институционном измерениях является прямым наследником СССР.
Ключевой особенностью такого государственного наследования является сохранение институционной памяти, в том числе механизмов выработки и принятия решений, в частности стратегических. Речь ни в коем случае не идет о неизменности целей и средств политики, скорее об определенной родственности и наследовании матриц мышления, картины мира и стиля принятия решений. Безусловно, современное руководство РФ не является прямым продолжателем дела И.Сталина, однако историческое наследие довлеет над хозяевами Кремля и Старой площади.
...
пыт почти 20-летних отношений с независимой Украиной убедил Кремль в невысокой эффективности косвенного контроля через так называемые пророссийские элиты. Придя к власти, все «пророссийские политики» сразу меняли свою ориентацию и более или менее активно осуществляли проукраинский или, что в нынешних условиях практически тождественно, прозападный курс.

Следовательно, не исключено, что установление протектората может рассматриваться лишь как переходный этап для дальнейшего территориального раздела Украины, вероятно, на три части, по модели, оглашенной скорее всего российской разведкой в итальянском геополитическом журнале Limes. Речь идет о прямом включении Юга и Востока Украины в состав РФ, создании марионеточного правительства на территории Центральной Украины и отмежевании от Западной как основного «возмутителя спокойствия».

понедельник, 8 февраля 2010 г.

четверг, 4 февраля 2010 г.

Эволюция Java

Приметы нашего времени – сверхвысокая скорость доставки информации, клип-культура и массовое признание социальных сетей, основанных на кратких сообщениях. Кроме них, есть еще много спорных латентных явлений, из перечня которых, пожалуй, на одно стоит обратить внимание. Условно его можно назвать «лягушачьим взглядом». Заключается оно в следующем – тренированный ежедневным информационным калейдоскопом обитатель «цифровой деревни» со временем утрачивает способность замечать медленно изменяющиеся объекты. В результате прогресса этого эффекта сколь угодно большие малоподвижные объекты начинают как бы отсекаться привыкшим к высоким скоростям сознанием. И вот тут-то к засмотревшемуся на мечущиеся в калейдоскопе узоры и подкрадывается большой рычащий и очень шумный каток таких фатальных понятий, как «потребность в стабильности», «унаследованные разработки высокой стоимости», «сопровождение сложных систем на протяжении жизненного цикла»...
...
У эффекта «лягушачьего взгляда», кроме перечисленных проявлений, есть еще одно, также отчетливо наблюдаемое. Из-за неизбежных столкновений «калейдоскопической» реальности с прочими ее формами с регулярностью часового механизма возникают шаблонные вопросы «Is ... dying?», где вместо многоточия можно подставить любое название из мира унаследованных (legacy), корпоративных и вообще больше «больших», чем «высоких» технологий. Это касается любых масштабных разработок в период эволюционного их развития. Например, закавыченную (т. е. в точности совпадающую в каждом символе) фразу «Is Java dying?» поисковая машина Google находит на 30 тыс. страниц, эту же фразу, но без кавычек – на 237 тыс. С одной стороны, понятно, что подобным вопросом задаются не совсем те же самые люди, которые формируют топ запросов к Google типа «кто такой ктулху». С другой – действительно квалифицированные Java-программисты, если судить по вакансиям кризисного времени, остаются высокооплачиваемыми и востребованными. Одним из объяснений этого парадокса можно как раз считать проявление эффекта «лягушачьего взгляда». С которым мы и попробуем побороться этой статьей. Естественно, по мере скромных возможностей публикации в еженедельнике. Материал этот не предназначен для профессионалов Java, наоборот, он ориентирован скорее на тех, кто разве что и слышал, что есть такая штука – Java.


Все течет, все изменяется, а в сфере информационных технологий это происходит особенно быстро. Еще совсем недавно казалось, что выбор Parrot в качестве промежуточного формата для интерпретируемых языков – дело решенное. Сегодня же на эту роль вполне реально претендует виртуальная машина Java.
Планетная система Java


Когда же будут завершены планируемые работы по модификации виртуальной машины Java, скорость выполнения программ на языках сценариев если не сравняется, то по крайней мере станет соизмеримой со скоростью выполнения Java-кода.

... «светлое будущее» для программистов, собирающихся использовать языки с динамической типизацией на платформе Java, не за горами. А пока оно не наступило, в распоряжении разработчиков есть процессоры сценариев, мощность которых маловата для практического применения, но вполне достаточна для отработки основных программных решений.

открылся проект по разработке статического компилятора с Groovy, называемый Groovy 1.8 или Groovy++ code.google.com/p/groovypptest/

Тесты, проведенные Nick Wiedenbrueck, показывают что производительность получаемого Groovy++ байткода лишь незначительно (в ~1,5раза) уступает байткоду, получаемому javac
Groovy++ vs. Groovy vs. Java vs. Scala - Performance Update

Мультиплатформенная разработка с помощью JRuby и Swing

среда, 3 февраля 2010 г.

Мировая статистика научно-технического развития

Динамика числа научных работников (в тысячах)



Среднегодовой прирост числа ученых с 1995 по 2007 год (в процентах за год).



Количество статей, опубликованных в международных рецензируемых журналах в 1995 и 2007 годах; правая колонка — среднегодовой прирост (%). Показаны все страны, опубликовавшие более 1000 статей в 2007 году.

Будущее ИТ

...процессор моего компьютера выполняет около 400 потоков при 20 запущеных задачах. Итак, имеем гипотетический 1024-х ядерный процессор, работающий на частоте 2ГГц. 400 ядер которого заняты выполнением потоков задач, еще 100 отвечают за обработку данных для вывода на экран, а неиспользуемые ядра находятся в режиме сна. Вот захочу я проиграться в S.T.A.L.K.E.R., тут и остальным ядрам работа найдется, одни станут шейдерами, а другие будут просчитывать физику. Видеокарты в таком случае станут никому не нужны, так как можно по мере необходимости использовать ядра ЦП для реализации их функций, обеспечивая сбалансированную производительность.
...
Несмотря на довольно высокие скорости обмена современных жестких дисков, во многих задачах они часто оказываются “бутылочным горлышком” ... Уже сейчас доступны технологии, позволяющие полностью отказаться от использования дисков, как устройства хранения данных и использовать унифицированную среду хранения/исполнения (СХИ). Данная концепция подразумевает существование единого адресного пространства, в котором хранятся программы и их данные, выполняемые на месте без этапа загрузки. Это позволит существенно увеличить производительность, а также облегчить разработку программного обеспечения, в том числе, операционных систем. Если предположить, что адресация данного пространства 64 бита, то в нашем распоряжении окажется очень много места, порядка 16 ЭБ (18 446 744 073 709 551 616 байт).
...единственными обязанностями операционной системы станут: контроль запуска приложений и реализация интерфейса пользователя. Менеджер памяти и файловая подсистема, скорее всего не понадобятся, ибо будут реализованы на аппаратном уровне. Управление процессами тоже отпадет, так как будет присутствовать истинная многозадачность, где каждый процесс выполняется на собственном процессоре.

вторник, 2 февраля 2010 г.

Дракон медведю товарищ. Чему не рада Россия?

("Наньфан души бао", Китай) Цзинь Янь, профессор гуманитарного института Китайского университета политических наук и права (China University of Political Science and Law), известный специалист по изучению России и Восточной Европы.
...
После распада Советского Союза крайние его территории из народов «защитного пояса» России очень быстро превратились в сепаратистов. Это лишь ускорило процесс активизации великорусского шовинизма. Постсоветское пространство превратилось в арену неконтролируемых конфликтов. Все это культивировало ненависть к чужим национальностям и малодушие, способствовало появлению отчужденных групп и атмосферы национальной напряженности. В результате, радикально настроенные «недовольные русские» объединились под националистическими знаменами. Поднялась волна русского националистического движения. КПРФ, ЛДПР, "Единая Россия" и другие политические силы боролись друг с другом за раздел националистического наследства. Занимавший ранее должность министра Борис Миронов открыто заявляет «Если представить, что русский национализм – это фашизм, то тогда следует считать меня фашистом».
...
Одной из основ российской нации является движущие силы, унаследованные от Советского Союза. Но эти движущие силы включают в себя как понятие царизма императорской России, так и понятие «господства» советских времен. Именно здесь российский триколор и советский серп и молот приобретают схожие черты. Когда китайцы видят в России «серп и молот» или красную звезду, то склонны объяснять это верностью идеалам коммунизма и советской системе. На самом же деле этим передаются гораздо более сложные чувства и символика. То, к чему возвращается Россия – отнюдь не идеология социалистической системы, это «выкопанное» из отброшенной идеологии национальное стремление к восхищению и прославлению прошлого. В ходе разнонаправленных процессов падения гегемонии идеологии и вступления в силу гегемонии национализма произошла подмена одного другим. Восстановить идеологию старой системы очень трудно, а вот наследие царской империи никогда ведь так и не было искоренено, от имперского мировоззрения не избавиться в одночасье.
...
Есть люди, которые называют эту державную наследственность «новоимперским неврозом»: поколения молодых политиков, которые не жили в эпоху сталинского террора, сознательно проводят избирательную реконструкцию и идеализируют это время, заставляя людей забывать о великих чистках и голоде. Они стремятся создать ложное представление людей о «счастливом времени», когда разворачивались сталинские преступления, и представляют его уж слишком «безопасным» и «счастливым». В этих показных речах, наполненных ностальгией по великодержавности, обнаруживается панический страх невозможности самоопределения. Гегемонистский национализм Советского Союза после его распада стал совершать поворот в сторону императорских ценностей царской России, и, когда иссяк потенциал социалистической идеологии, этот вакуум был заполнен националистическими идейными течениями, в которых особое место отводится России.