вторник, 29 мая 2012 г.

16 вещей, которые следовало бы узнать еще в школе


это было бы неплохой идеей - уменьшить количество часов, отведенных на какой-нибудь иностранный язык, и использовать освободившееся время для занятий по личностному развитию. Для высшей школы было бы достаточно и часа в неделю. Это было бы полезным для многих студентов, а по большому счету и для общества в целом.

Вот эти 16 вещей, которым я бы хотел научиться еще в школе (ну, или хотя бы просто пораньше о них узнать).

1. Правило 80/20
2. Закон Паркинсона
3. Групповая операция
4. Сначала отдавайте, а потом получайте. Именно в таком порядке, а не наоборот
5. Опережайте события. Не тормозите.
6. Ошибки и неудачи - это хорошо
7. Не относитесь к себе слишком сурово
8. Создавайте хороший контакт
9. Воспользуйтесь особенностями ретикулярной активизирующей системы как своим преимуществом
10. Ваше отношение изменяет реальность
11. Благодарность - простой способ почувствовать себя счастливым
12. Не сравнивайте себя с другими
13. 80-90% того, чего вы боитесь, никогда не произойдет в действительности
14. Не воспринимайте все слишком серьезно
15. Записывайте все
16. Почти во всем, что с вами происходит, можно увидеть какие-то возможности


от себя добавлю. Люди жутко безграмотны в отношении себя самих, в отношении того что происходит в их умах и душах, и как это происходит. Спроси любого интеллектуала, и он уверенно заявит что умеет логически мыслить и разбирается в мотивах поведения людей (т. е. чувствах). А поставь ему задачки чуть в сторону он его навыков, типических задач на которых он их приобретал, и среды - и все, кроме спеси ничего от сапиенса не останется. В школе точно должны преподаваться - философия и психология. Не академически, а усредненно, азы. Излишняя академичность - ужас даже при преподавании математики что в школе, что в ВУЗе - и математиками не станут, и все тоже - математическая задача чуть в сторону и... неграмотный торговец крабами окажется умней.
Хрестоматийный пример этой безграмотности - когда политик несет ахинею но которая крепко задевает чувства. 

четверг, 17 мая 2012 г.

Голубятня: Другие флэшки

Думаю, проблема не в русском человеке, а в системе. Ну не тупее же Иван Жылымзына, который дворничает по совместительству с поднеси-подай в каждом спальном московском районе. При этом Жылымзын хоть и с жутким акцентом и перевирая грамматику, но худо-бедно и бойко по-русски изъясняется, тогда как Иван по-казахски, -киргизски и даже -французски, -немецки и -английски ни в зуб ногой.
...
В курортно-прибрежной Индии отдыхают сотни тысяч не самых бедных русских людей (хотя и далеко-далеко не самых богатых), однако слышали бы вы эту английскую речь! Любой местный официант-конкани с парой-тройкой сезонов за плечами знает на порядок больше русских слов, чем его клиенты английских.
...
Думаю, внутренняя лабильность. Я специально использовал слово, которое в смысловом отношении шире пассионарности, ибо включает в себя не только врожденные качества (как в случае пассионарности), но и приобретенные, даже вынужденные. Лабильность как потребность либо вынужденность перемещаться в пространстве, проявляя при этом высокую степень адаптации.

Не просто переехать на новое место, а закрепиться на нем, пустить корни, вгрызться в землю, вписаться в чуждую среду как в родную! Самое поразительное, что лет еще двести назад русские люди проявляли чудеса лабильности: перемещались на огромные расстояния (аж до папуасов добирались и при этом чувствовали себя, если, конечно, верить Миклухо-Маклаю, как дома :), везде окапывались, деловарили, плотно терлись с местными аборигенами, налаживали общение правдами и неправдами.

А потом вся эта пассионарность, вся лабильность мышления и поведения куда-то улетучилась, и место ее заняла жесткая ригидность. Зажатость. Пошли какие-то комплексы, фобии (нас все не любят! все к нам враждебны!), ответная реакция отторжения, замыкания в оборонном коконе. Генезис этих радикальнейших перемен до сих пор от меня ускользает. Подмывает, конечно, списать все на беспробудную провинциальность большевиков, но явно проблема шире и глубже во времени.
...
Изучение иностранного языка в лабильном состоянии - плевое дело. Оно естественно и случается как бы само по себе - без всяких учебников и тьюторов. Как говорится - жизнь научит! Пусть с ошибками, пусть неграмотно, с бедным словарным запасом, но лабильный человек способен лопотать на чужом наречии с невероятным напором. Лично наблюдал, как это выглядит и, признаюсь, остался под глубоким впечатлением: ни намека на стеснение, ни следа замешательства от осознаваемо ошибочных конструкций: коммуникационный акт превыше всего!

Вся статья

воскресенье, 13 мая 2012 г.

Поддельные ветераны

Где-то с 70ых тенденция, большинство "официальных" ветеранов(тех что приглашают на разнообразные мероприятия с прессой и одаривают) обвешаны медалями и орденами полученными после войны(к XXлетию Победы, Взятия ..., Съезда, ..., ...., ). Или - из высшего командного состава. Реальных, боевых ветеранов и советская пропаганда не баловала вниманием.
Ну а сейчас вот новый виток, обвешаться вообще никак официально не заслуженными знаками.
Хотя вопрос то ко всем этим орденоносным:
"Сколько годиков в 41ом было то?"
Ссылка

четверг, 10 мая 2012 г.

ПЕРФЕКЦИОНИЗМ

Тилли Ольсен правильно назвала его «ножом искусственного совершенствования». Вы можете именовать это качество и по-другому. Например, «стремлением сделать все правильно» или «исправить, пока не поздно». Можете даже сказать, что «держите планку». Пожалуй, точнее всего назвать это стремлением к совершенству.
У перфекционизма нет ничего общего с желанием сделать что-либо по-настоящему правильно. По сути, это отказ позволить себе двигаться вперед. Вы оказываетесь в изнуряющем замкнутом круге, который заставляет вас зацикливаться на подробностях того, что вы пишете, рисуете или ваяете, утрачивая представление о произведении в целом. Вместо того чтобы свободно творить, позволяя неудачным штрихам проявить себя позже, мы часто вязнем в исправлении мелких деталей. Превращаем проявление нашей незаурядности в рутину, которой не хватает чувств и непосредственности. «Не бойтесь ошибок, – говорил Майлс Дэвис. – Их не бывает».
Перфекционисты улучшают одну строку стихотворения до тех пор, пока и все остальные строки не начнут казаться неудачными. Они переделывают линию подбородка на портрете, пока не протрут бумагу до дыр. Создают столько версий первой сцены пьесы, что так и не добираются до остальных. Пишут, рисуют, творят, подглядывая за публикой. Вместо того чтобы наслаждаться процессом, постоянно оценивают результат.
Для таких взыскательных людей существует только одна половина мозга – логическая. В их творческой мастерской правит Критик, подходя в белых перчатках даже к блестящему тексту: «Гм. Нужна ли здесь запятая? А как это пишется?».
У перфекционистов не бывает черновиков, набросков, эскизов, пробы пера. Каждый черновик должен быть окончательным, совершенным, высеченным из камня.
На полпути они решают все перечитать, наметить, посмотреть, куда все это движется.
И действительно, куда? Очень скоро оказывается, что никуда.
Взыскательные педанты, они всегда недовольны тем, что сделали. Они никогда не говорят себе: «У меня здорово получается. Пожалуй, буду продолжать в том же духе».
Они не видят предела совершенству, называя это скромностью. На самом же деле это обыкновенная самовлюбленность. Именно гордыня побуждает их написать идеальный сценарий, нарисовать идеальную картину, идеально прочитать монолог на прослушивании.
Стремление к совершенству – это не поиск лучшего. Это следование за худшей частью нас самих, которая убеждает, что все равно ничего хорошего из нашей затеи не выйдет и нужно начинать все заново.
Ну уж нет. Не нужно.
«Картину нельзя дописать. Можно остановиться на интересном месте», – говорил Пол Гарднер. Нельзя закончить книгу. Можно остановиться и заняться чем-нибудь ещё. Невозможно идеально смонтировать фильм, но в какой-то момент придется оставить его в покое и сказать, что он окончен. Оставлять в покое – это в творчестве обычное дело. Мы всегда делаем все возможное – насколько свет позволяет нам видеть.

суббота, 5 мая 2012 г.

Общество изгоняет умных

Как и для чего развивался человеческий мозг?

Мозг эволюционировал не для того, чтобы мы стали хорошо думать, создавать бессмертные произведения, решать математические проблемы или посылать людей в космос. Он развивался, чтобы быстро и эффективно решать биологические задачи. У нас плохие ногти, медленные ноги, нет крыльев, отвратительная анатомия — мы ходим на двух ногах, как динозавры. И наше единственное преимущество перед другими биологическими видами — размер мозга.

Мозг формировался под действием биологических законов очень долгое время. Наши далекие предки, как все приматы, жили 50 млн лет на деревьях. Потом, 15 млн лет назад, они с этих деревьев спустились. По официальной версии они без всякой на то причины бросили прекрасные леса, полные еды, и отправились есть корешки в чистые поля — туда, где их запросто могли растерзать хищники. Конечно, это глупость. Обезьян из джунглей не так-то просто выгнать — их можно заманить только едой. Значит, они вышли на берега озер, которых тогда в Африке было очень много, за рыбой, икрой и яйцами гнездившихся там птиц. Переизбыток пищи, богатой белком, отсутствие конкуренции за нее — вот основа счастья наших предков. Этот райский период продолжался около 10 млн лет. Чем же занимались приматы, когда решили проблему еды? Вопросами размножения и доминантности. Началась жестокая половая конкуренция, и наши предки стали выяснять между собой отношения. Избыток пищи рождает социальные проблемы — этот биологический закон действует и поныне. Пока все ходят на работу и зарабатывают деньги, в семье все хорошо. Как только на работу ходит один, остальные начинают выяснять отношения между собой.

...
Почему умственный труд дается нам с трудом? Это тоже результат уменьшения мозга?

Мозг — странная структура.

С одной стороны, он позволяет нам думать, с другой — не позволяет. Ведь как он работает? В расслабленном состоянии, когда вы отдыхаете, скажем, смотрите телевизор, мозг потребляет 9% всей энергии организма. А если вы начинаете думать, то расход повышается до 25%. А ведь у нас за плечами 65 миллионов лет борьбы за еду, за энергию. Мозг привык к этому и не верит, что завтра ему будет, чем питаться. Поэтому он категорически не хочет думать. (По этой же причине, кстати, люди склонны переедать.) В ходе эволюции даже возникли специальные защитные механизмы: когда вы начинаете интенсивно работать, размышлять, у вас тут же вырабатываются специальные соединения, вызывающие раздражение: вам хочется есть, в туалет, у вас возникает миллион дел — все, что угодно, только бы не думать. А если вы ложитесь на диван со вкусной едой, организм приходит в восторг. Тут же начинает вырабатываться сератонин — он всего на положение одной молекулы отличается от ЛСД. Или дофамин, или эндорфины — гормоны счастья. Интеллектуальные затраты так не поддерживаются, и организм им сопротивляется. Мозг большой не для того, чтобы работать все время, а чтобы решить проблему энергии. У вас возникла биологическая задача, вы включились и напряженно поработали. А как только решили задачу — тут же выключились и на диван. Выгоднее иметь огромный мощный компьютер, запустить его на три минуты, решить задачу и тут же отключить.

далее



"Ибо, конечно, общую идею хоть какую-то дать надо - для того, чтобы делали дело с пониманием, - но дать лишь в минимальной дозе, иначе из них не выйдет хороших и счастливых членов общества. Ведь, как всем известно, если хочешь быть счастлив и добродетелен, не обобщай, а держись узких частностей; общие идеи являются неизбежным интеллектуальным злом. Не философы, а собиратели марок и выпиливатели рамочек составляют становый хребет общества." "О дивный новый мир" О.Хаксли

вторник, 1 мая 2012 г.

Великие мифы о Великой депрессии

Спустя восемьдесят лет после начала Великой депрессии ее оценки в научной литературе подвергнулись радикальному пересмотру. Десятилетиями в исторических трудах господствовало мнение о том, что к кризису привел свободный рынок, а Рузвельт спас страну благодаря политике «нового курса», однако сегодня все больше ученых приходит к обратным выводам. Распространенные заблуждения о причинах Великой депрессии разбирает в свой статье Лоуренс Рид.

Читать далее