суббота, 30 января 2010 г.

Пламя и Искры

Время за полдень, жара. Большой белый джип Шевроле пробивается по дороге к северу Индии - прочь от Дели. Невыразимое кипение жизни вокруг и потрясающее разнообразие. Храмы, электростанции, линии электропередач, заводы, плотины ГРЭС. Огромные клиники и госпиталя, университеты и научные центры с великолепными парками вокруг.

Дороги забиты грузовиками, рикшами, разнообразными легковушками. Все пронизывает ощущение бурной и разносторонней деятельности. Да грязь, да бедность, да бардак, но при всем при этом очевидно одно - цивилизация. Самодостаточная, красивая, рвущаяся вперед и заряженная потрясающей энергетикой.

...

Ведь посмотрите - вся технократия и прогресс уживаются здесь с великой традиционной духовностью. В глазах у индусов свет. Наверное, божественный.

Такое впечатление, что из-за его отсутствия и легла советская цивилизация,
бредившая на последних этапах лишь примитивной материальной сытостью, притом в самом убогом ее виде.

А тут - даже полуграмотный суетливый водитель копеечной рикши
рассказывает мне , что у него есть духовный гуру! И он живет в Ришикеше! По собственной, черт возьми, инициативе!

...

Переношусь мыслями на два дня назад. Прилетаю из Питера в Шереметьево - новый терминал Аэрофлота. Огромные светлые залы, жидко-кристаллические табло, полностью стеклянные стены. И... тишина... полное безлюдье, нет оживленной торговли, запаха кафешек, пассажиров, газетных торговцев тоже. Жизни нет, короче, ребята.

Как будто все обстреляли нейтронными снарядами, уничтожающими только людей. Когда начиналось строительство? До кризиса. А на сколько же сейчас упали авиаперевозки. Процентов на 30-40? Ой ли...

Вот они - признаки остывания этого огромного, неповоротливого первобытно-гомерического паровоза российской экономики.

Еще больше поразила меня зона ожидания Шереметьево-2. Это же главные ворота страны! - запустение. Редкие взвизгивания болгарки, как на маленькой строечке в убогоньком садоводстве! Еле-еле нашел себе кафе съесть перед шестичасовым перелетом тарелку супа! А что здесь творилось три-четыре года назад! Куда уж нам до Индии!

пятница, 29 января 2010 г.

IT-Биографии: В чём разница между Богом и Ларри Эллисоном

в 1986 году Ларри Эллисон с состоянием в $185 млн. попал в рейтинг журнала Forbes. Там же и тоже впервые оказался Билл Гейтс, у которого этих миллионов было 315. Так их называют по сию пору – «первые программные миллионеры». Эллисон всю жизнь стремится догнать Гейтса, неприязнь к которому не считает нужным скрывать. Однажды он даже с диким ревом пронесся на своем истребителе «Маркетти» над особняком Билла Гейтса. Правда, неизвестно, был ли тот дома.

Порой Эллисону удавалось обходить Гейтса – в 2000 году он стал самым успешным СЕО, сумев за год увеличить свое состояние на $3,9 млрд. и доведя его до $48 млрд. Произошло это из-за того, что Oracle неимоверно подрос за счет растущей, как на дрожжах, Интернет-торговли. Гейтс же в результате антимонопольного судебного процесса «похудел» на $10 млрд. Однако на следующий год отыгрался.

четверг, 28 января 2010 г.

Книга дикарей

«Книга дикарей» (фр. Livre des sauvages) — ученическая тетрадка, по всей вероятности, принадлежавшая мальчику-немцу. В течение около ста лет (ок. 1750—1851) принималась за сборник пиктограмм канадских индейцев. В этом качестве её «дешифровал» миссионер и знаток индейских письменностей аббат Эммануэль Домене. Скандал, возникший вокруг «Книги дикарей», стал серьёзным предостережением против метода, при котором некий факт вписывается в заранее существующую теорию при учёте лишь того, что соответствует ей, остальное же игнорируется.

Подлинный автор «Книги» остался неизвестен. Ныне «Книга дикарей» хранится в Библиотеке Арсенала (Париж, Франция). По всей видимости, то, что ученическая тетрадь нашла в ней своё место, является результатом не мистификации, но случайной ошибки с весьма серьёзными последствиями.
Два вождя с соединёнными цепочкой головами — как знак единства их мыслей и заключения союза. Луна (перечёркнутый кружок) как символ ночи и времени колдовства и заключения магических союзов. Тотем, похожий на лошадь или осла, вероятно, изображающий рысь.

"Аватар"...

Невосприятие «Аватара» Антонелло как классическим представителем совковых «мозговнации» тоже легко понять. Лепет про «Андрея Рублева», который, типа, в «2D и черно-белый, но при этом шедевр» – лишь очередная в нескончаемом ряду демонстрация беспомощности советских мозговнации, неспособности их вписаться в реальность цифрового века. То, что мозгинации выдают за «вписывание» – это натужная и поверхностная мимикрия: у них просто нет рецептора для новой реальности. Все они – от первого «шестидесятника» до последнего – остались в далёком прошлом, в любезных их сердцу брежневской кухне, Самиздате, фарцовке и тотальной оторванности от мировой цивилизации, которая, собственно, и определила всю их кухонно-метафорическую эстетику. Эстетика эта основана на суждениях о «трендах мировой культуры» понаслышке, а как же иначе?! Без знания-то полноценного языков, без знания первоисточников (за исключением классиков марксизьма-ленинизьма, разумеется), без внутреннего понимания явлений, которые привыкли воспринимать по чужим описаниям, в лучшем случае – по собственным искаженным впечатлениям, сваренным из недельных турпоездок, проведенных, опять же, в «рыбьем» состоянии («Хау мач воч? Сикс воч! Сач мач? Ту хум хау... МГИМО финишт? Аск!»).

Лично для меня осознание совковой убогости мировосприятия и дилетантства пришло после общения с Ниной Николаевной Берберовой, с которой великодушная судьба свела в конце 80-х годов. Поначалу её прямолинейная оценка казалась оскорбительной: «О, Сергей, вы же ничего здесь в СССР не знаете про настоящую историю!». Помню, спорил до хрипоты, защищая советскую систему образования, приводил в качестве аргумента примеры убожества образования американского, о котором тогда уже знал не понаслышке: полгода читал лекции по социальной мифологии аспирантам (postgraduate students) американских университетов, которые приезжали стажироваться в Москву. Всё впустую: Берберова только слушала и лукаво улыбаясь, подводила итог дискуссии:
«Нельзя 70 лет находиться вне контекста мировой цивилизации и культуры, не оказавшись при этом оторванными от неё».
В 1989 году я категорически не согласился. Сегодня, 20 лет спустя, безоговорочно принимаю оценку славной ровесницы века...

суббота, 23 января 2010 г.

Con Colivas и планировщики в Linux

Тем не менее, PC — хлам. Это мусор. Во всех сферах применения, которые важны для нас, все оказывается перегруженным и слишком медленным. Сегодня у нас есть персональные компьютеры, которые по производительности равны суперкомпьютерам десятилетней давности. Десять лет назад у нас были персональные компьютеры равные суперкомпьютерам двадцатилетней давности и так далее. Так почему же все так тормозит? Если компьютеры становятся быстрее, почему на запуск системы и запуск приложений требуется больше времени чем раньше? Нет, когда они заняты чистой обработкой информации (типа декодирования видео) они восхитительны. Но во всем остальном сегодняшние компьютеры невероятно медленны. Они могут быть в 1000 раз быстрее чем они были декаду назад, и все по прежнему будет работать медленно.
Обычный аргумент который мне приводят люди в ответ — но ведь сейчас компьютеры делают намного больше чем раньше, поэтому это нечестное сравнение. Ладно, но они в 10 раз медленнее вместо того, чтобы быть в 1000 раз быстрее, следовательно они должны делать больше в 10000 раз. Очевидно, что те 10000 раз что они делают, они делают где-то не там, где нужно.
APC: Так значит проблемы производительности в Линукс на десктоп-системе стали для тебя главным мотиватором?
Да. Я начал с улучшения Линукса на десктопе, думая - «если я могу контролировать весь софт, я смогу заставить работать его быстрее». Должен же быть путь настроить, оптимизировать и добиться лучшей производительности.
...
Первый патч, который я вынес на публику не содержал моего собственного кода и был для ядра 2.4.18 . Было это где-то в феврале 2002. Я даже не знал, что представляет из себя код C, поскольку никогда не изучал какую-либо компьютерную науку. Из-за этого я застрял на месте до момента, когда ядро 2.6 было в разработке. Я следил за ее ходом и буду честен - я ужаснулся! Те разработчики ядра которых я уважал, работали над каким-то корпоративным хламом, который совершенно не нужен обычным пользователям.
И что хуже всего, хотя мне и нравится видеть Линукс на машине с 1024 процессорами и 1000 жестких дисков, мне противна мысль, что такая возможность, включенная в ядро, может убить производительность настольной системы.
Если количественные показатели это все что мы знаем, измеряя производительность, то действительно, она лучше чем когда либо. Но запускаем аудио-плеер и он заикается. Заикается! У нас черт знает сколько мегагерц, а мы не можем заставить нормально играть аудио?
Или начните записывать большой файл на диск и в это время только курсор будет двигаться, а все остальное на рабочем столе будет мертвым, а окна не будут обновляться в течение минуты.
Я чувствовал, что готов заплакать.
Помню мы направили баг-репорт и один разработчик ответил, что не может воспроизвести нашу проблему на своем четырехпроцессорном компьютере с четырьмя гигабайтами памяти, жесткие диски на котором объединены в рейд-массив. А подумайте, какое железо имели средние пользователи 4 года назад.
Все разработчики делают что-то, что не имеет ничего общего с десктоп-системой. Они все являются работниками больших компаний, которых не заботят проблемы обычных пользователей. Все, что их волнует — 1% лишний процент производительности, полученный в своем бенчмарке базы данных.
Линукс победил. Мы огромный конкурент на рынке серверов и баз данных и все большие компании проявляют заботу о Линуксе. Деньги текут разработчикам и они улучшают производительность системы в тех областях, в которых нужно заказчикам.
Пользователи проиграли. Обычный настольный компьютер для которого изначально разрабатывался Линукс остался в стороне.

Linux, являясь во многом копией UNIX, несмотря на протесты и утверждения об обратном, не представляет из себя ничего нового и оригинального, а построена на идеях времен Войны во Вьетнаме. Заимствованные идеи изначально возникли в недрах Bell Labs у создателей UNIX, которые тоже являлись весьма хорошо оплачиваемыми профессионалами, а Линус Торвальдс (Linus Torvalds) просто скопировал то, что финансировалось средствами корпорации и университета, и без чего не было бы никакого Linux.

СПО не всегда инновационно

Подавляющее число продуктов СПО - это плохо написанные копии уже существующих, коммерческих программ. Придумывать что-то новое сложно, для этого нужно много мозгов и ещё больше времени. Гораздо проще и дешевле взять то, что уже есть, и передрать. А это значит, что нечего особо напрягаться с изобретением нового, раз можно заняться написанием патчей к своему творению и оказанием консультаций для тех бедняг, которые его поставят. А потом возьмём идею того, кто потратил на её дизайн и реализацию деньги и время, и передерем опять.

Меня очень огорчает, когда я вижу всю эту молодёжь, которая думает, что Linux это круто, в то время как устройство этой системы настолько древнее, что будь она человеком, из неё давно бы песок сыпался. Им бы лучше придумывать что-то новое. Представьте себе молодого выпускника колледжа, специалиста по аэродинамике, который тратит жизнь обслуживая DC 10! (древняя модель самолетов, год выпуска – 1970). Ни один человек в мире, способный на инновации, не стал бы этим заниматься. Но сейчас это преподносится как модный тренд и люди ведутся, начиная писать свои программы как СПО. И даже если они действительно придумают что-то новое и классное, это будет отобрано корпорациями, имеющими деньги и ресурсы, чтобы реализовать это лучше и быстрее. Спасибо за идею, возьми с полки пирожок!

Большинство умных людей не стремилось бы строить карьеру программиста уже только по этим соображениям. Я не думаю, что самые умные из американцев еще так поступают. Этим сейчас заняты многие образованные эммигранты, стремящиеся убежать от плохих условий жизни в своих странах и готовые заниматься чем угодно ради визы и права жить и работать в США. А в качестве достойной карьеры для молодых американцев я рассматриваю MBA и юриспруденцию.
Проблемы открытого кода

понедельник, 18 января 2010 г.

Не летит?

... есть понятие - язык программирования Erlang. И оно очень быстро стало символом, означающим масштабные мультипроцессорные системы, а также мощь и всякие выгоды их программирования. Не меньшими темпами загоняется в подобные символы и Haskell - блогеры передразнивают друг друга, слыша красивые слова, в сети поднимается шум.

А на самом деле?

А на самом деле всё, мягко говоря, не совсем так. Erlang получил поддержку симметричных мультипроцессорных систем в 2006 году, в Haskell ещё только ведутся над нею работы. И в результате картина получается весьма забавной.

source

А именно, на простой типовой задаче (реализация базового http-сервера) Python буквально разрывает Erlang и Haskell в клочья.


C, Erlang, Java and Go Web Server performance test

суббота, 16 января 2010 г.

Гордость и ничтожество — фундамент социальности

В разговорах о психологии часто можно услышать расхожую формулировку, что, дескать, человек — животное социальное, а потому от природы нуждается в общении с себе подобными. Звучит по-философски красиво, но так ли это на самом деле? Что, если никакого социального инстинкта не существует?
...
Роль «матери» — оказание ребенку психологической поддержки. ... Но поскольку в реальном мире, материнская психика, обычно, далека от равновесия, оказываемая поддержка окрашивается инфантильными эмоциями и превращается в жалость.

Мать с искаженной психикой не может по-настоящему любить своего ребенка. Фактически, она подменяет любовь жалостью, а, когда ребенок ведет себя неподобающим образом, использует свою «любовь», как средство манипулирования: «Будешь хорошим — буду любить, будешь плохим — не буду любить».

Таким образом, ребенок, вскормленный на жалостливом суррогате материнской любви, оказывается в сложном психологическом состоянии. Он не умеет любить ни себя, ни кого-либо еще — ему просто не показали соответствующего примера. По этой причине, с первых же лет сознательной жизни внутри у него формируется внутренний конфликт — чувство, что с ним что-то не так, ощущение своей неполноценности.

Говоря простыми словами, эта ситуация называется — «недолюбили».

Так закладывается первый полюс внутреннего психологического напряжения — ничтожество. Это неизбывная жалость к себе и постоянный поиск любви. Но следует понимать, что такой человек еще не знает, что такое любовь, ведь ему знакома только жалость. А значит, от других людей он будет требовать именно жалости, и, встретив любовь, скорее всего, ее даже не узнает.
...
Когда говорят, что всякий человек нуждается в любви, речь идет как раз об этой самой проблеме — о материнском комплексе, о поиске одобрения, о жалости к себе. Никакой любви тут не подразумевается. Подобные рассуждения — это лишь форма оправдания всеобщего чувства собственной неполноценности, не более того. Человек в любви не нуждается.
...

Если мать учит ребенка взаимодействовать со своим внутренним миром, то роль отца — подготовка ребенка к выживанию в мире внешнем.
...
Задача отца — научить ребенка тому, как устроен окружающий мир и по каким законам он живет. Точно так же, как опытный охотник учит молодого. В такой подготовке нет места нравоучениям, но, будучи таким же «недолюбленным», отец, обычно, все воспитание сводит именно к отделению добра от зла, правильного от неправильного, хорошего от плохого.
...
Вместо того, чтобы быть наставниками, они отыгрывают на ребенке свои собственные душевные проблемы и превращаются в надсмотрщиков с плетью, в виде чувства вины.
В этой ситуации, ребенок, вместо того, чтобы учиться выживать в реальном мире, вынужден учиться выживать в выдуманном мире отцовских законов и правил. Стремясь избежать чувства вины и наказания, ребенок учится врать, увиливать или, при другом душевном устройстве, конфликтовать и бороться за власть со своим отцом. А потом, когда у него появляются уже свои собственные дети, он вываливает на них все свои накопленные обиды, и цикл продолжается.

Таким образом, отцовский комплекс — это каша из чувства вины и попыток с ним справиться.
...
Так формируется второй полюс психологического напряжения — гордость. Это потребность человека в том, чтобы доказать всем вокруг свою ценность и правоту. Тем самым человек пытается утвердить свою самостоятельность и избавиться от чувства вины за себя и свой образ жизни. Здесь важно то, что человек не способен сам себя «простить», а потому он вынужден искать прощения извне.
...
Для этого ему приходится находить среди людей авторитеты, и либо следовать их указке и получать их одобрение, либо свергать их и разрушать их «закон».

На этом принципе основана всякая социальная состязательность и борьба за власть. Каждая очередная победа создает сладостное чувство успокоения — победителей не судят, а значит, победитель прав. Таким образом на какое-то время снимается внутренний конфликт. Но эффект от внешней победы всегда проходит. Заложенное с детства чувство вины требует себе новых жертв.
...
Таким образом, именно потребность в отыгрывании гордости и ничтожества требует установления социальных контактов. Другие люди нам нужны не потому, что они так уж нам нравятся и не потому, что такая потребность заложена в нас от природы, а потому, что они дают нам возможность хотя бы на время снять внутренний конфликт — примириться с собой и избавиться от чувства вины.
...
Вот вам и основа всякой социальности. Внутреннее противостояние гордости и ничтожества находит свою энергетическую разрядку в отношениях с другими людьми. Друзья, любовники, родственники нужны нам потому, что мы не можем своими силами сбалансировать свой внутренний мир, а потому мечемся из стороны в сторону — утверждаемся и утешаемся в объятьях друг друга.

Весь социум опирается на внутреннюю неустроенность людей. Деньги, поп-культура, наука, войны, религии, отношения — куда не глянь, везде мы найдем противостояние полюсов гордости и ничтожества.

Компьютер в школе: панацея или плацебо?

Главной «звездой» из Соединенных Штатов стал Энтони Молен (Anthony J Mullen), получивший на родине звание "Учитель года 2009".
...
... при помощи высоких технологий можно перевоспитывать трудных подростков. Между нами говоря, ничего нового Энтони не сказал. Да, каждый ребенок – личность, и к нему надо найти индивидуальный подход. Да, нужно много-много терпения. Да, нездоровая среда (родители-наркоманы, друзья-воришки) может сильно подпортить жизнь учителю, однако если ребенок почувствует, что у него получаются шаги в правильном направлении, его с пути бульдозером не свернешь. А поможет встать на верный путь чудесная «умная доска» (Smart Board), которую Энтони подарило государство, как учителю года. С помощью такой доски (по сути, большого экрана с поддержкой обратной связи) можно гораздо интереснее рассказывать о сложных вещах и учитывать нюансы развития интеллекта учеников. С последним у подопечных учителя Моулена все очень нехорошо: они не могут сосредоточиться на чем-то одном дольше двух минут, а это вообще-то норма для двухлетнего ребенка. Но постепенно, используя индивидуальный подход, можно сделать людьми и таких ребят.

В том, что Энтони на такое способен, лично у меня сомнений нет. Почитал его биографию и ахнул: ДВАДЦАТЬ лет человек отработал в нью-йоркской полиции, где занимался трудными подростками, попавшимися на прегрешениях разного масштаба. А потом уволился, снял форму и пошел в школу учителем, все к тем же трудным подросткам. Только уже не карать за проступки, а предотвращать их правильным воспитанием сызмала.

Действительно, человек с таким жизненным опытом, страстью к своей профессии и харизмой может многое. Только есть один нюанс: звание учителя года Энтони заработал безо всяких умных досок. В то же время, ни одна доска сама по себе такого звания еще не получала. И я очень сомневаюсь что получит, даже если рядом с ней поставить десяток "просто учителей".
...
Энтони привел впечатляющую цифру – ежегодно миллион американских детей бросает школу. В двух тысячах школ по итогам года недосчитываются половины учащихся. Далее из уст учителя года прозвучала самая мощная фраза: "Если мы хотим в ближайшем будущем оставаться единым и самостоятельным государством, надо что-то делать".

Относительно недавно появилась вера в то, что ИКТ позволят совместить развлекательность с информативностью.
...
Так, в одной из школ, куда нас водили на экскурсию, годовой бюджет ИКТ составляет ... 130 000 фунтов стерлингов. Нормально, правда? И это - без учета зарплат учителей и технического персонала, который все это купленное великолепие обслуживает. Школа немаленькая, но вполне обычная - в "спальном" районе, учится в ней около тысячи девочек (да-да, там очень модно взбалтывать, но не смешивать). В каждом классе висит "умная" доска с поддержкой мультитача, позволяющая таскать по ней объекты руками и менять их размер. Компьютеров - тьма тьмущая, причем для вебдизайна одни, для рисования другие, для "просто всего подряд" третьи, а для сочинения музыки стоит пара классов могучих "маков" с подключенными пятиоктавными клавиатурами. Плюс в каждом классе по два лазерных принтера - обычному и цветному А3. Про Интернет говорить не приходится - его сколько угодно. Есть даже огромный межшкольный британский портал, где есть ЛЮБАЯ необходимая для учебы информация и множество дополнительных материалов.
...
Машина - крайне дорогая (несколько десятков тысяч фунтов) и умеет лазером на кусках пластика эти самые силуэты выжигать. Может кружок вырезать. Может линию прожечь. Вот этим она и занимается. Проблема в том, что девочки с дизайном не то, чтобы в ладах, а педагог следует принципу "каждый ребенок прекрасен", и в результате на вылезающие из машины поделки без слез не взглянешь. Честное слово, мы в третьем классе лобзиком лучше делали.
...
Идем на урок вебдизайна, смотрим домашние странички, которые там создают 14-летние девочки. В слезах выбегаем из класса, попадаем на урок алгебры. Там все вполне традиционно, только "умная доска" отображает синусоиду. Учительница гордо говорит, что нарисовала ее сама. Честное слово, во времена моей юности то же самое мелом рисовалось ни капельки не хуже.
...
Смотрел я на эту тотальную компьютеризацию, и все острее понимал, что как была архиважна роль личности конкретного учителя, так и остается она архиважной. Да, возможностей сделать интересно стало больше. Но чтобы ими воспользоваться, нужен яркий креативный и ответственный человек. ...
без Учителя, как и в докомпьютерную эпоху, ничего не получится.
О роли личности в современном образовании

пятница, 15 января 2010 г.

Интервью к 70 летию. 2004. (Степин В.С.) Глава 4

Идея, что существует традиционалистское общество и современная цивилизация, была выдвинута достаточно давно. В скрытом виде здесь содержалась мысль о том, что все многообразие традиционных цивилизаций можно объединить одним понятием. Я провел анализ и объединил все традиционные общества в один тип, выделив в системе их универсалий культуры общие смыслы, которые отличают их от цивилизации проекта "модерн". Эту цивилизацию я называю техногенной. Тогда выявляются традиционалистский и техногенный типы развития. Из 21 цивилизации, выделенных известным историком и философом Арнольдом Тойнби, большинство принадлежали к традиционалистскому типу. Техногенная цивилизация возникла намного позже, в европейском регионе, в эпоху становления капитализма.
...
Ее часто называют западной, по региону ее возникновения, но в наше время она уже представлена не только странами Запада. Я называю эту цивилизацию техногенной, поскольку в ее развитии решающую роль играет постоянный поиск и применение новых технологий, причем не только производственных технологий, обеспечивающих экономический рост, но и технологий социального управления и социальных коммуникаций.
...
Инновации и технологические новшества выступают приоритетом техногенной культуры, они самоценны и считается, что они приведут к улучшению качества жизни, обеспечат социальный прогресс. В традиционалистских культурах ничего подобного не было. Там инновации никогда не выступали как ценность, они всегда были подчинены традиции. Жить в эпоху перемен для традиционалистского типа общества считалось совсем не благом, а наоборот. В древнекитайской притче сказано, что самая тяжелая участь для человека - жить в эпоху перемен.
...
Система ценностей и жизненных смыслов, которая характерна для техногенного развития, включала особое понимание человека и его места в мире.

Это прежде всего, представление о человеке как о деятельностном существе, которое противостоит природе и предназначение которого состоит в преобразовании природы и подчинении ее своей власти. С этим пониманием человека органично связано понимание деятельности как процесса, направленного на преобразование объектов и их подчинения человеку. И опять-таки можно констатировать, что ценность преобразующей, креативной деятельности присуща только техногенной цивилизации, и ее не было в традиционных культурах. Им было присуще иное понимание, выраженное в знаменитом принципе древнекитайской культуры "у-вэй", который провозглашал идеал минимального действия, основанного на чувстве резонанса ритмов мира. Древнекитайская притча о "мудреце", который, пытаясь ускорить рост злаков, стал тянуть их за верхушки и вытянул их из земли, наглядно иллюстрировала, к чему может привести нарушение принципа "у-вэй".

Традиционные культуры никогда не ставили своей целью преобразование мира, обеспечение власти человека над природой. В техногенных же культурах такое понимание доминирует. Оно распространяется не только на природные, но и на социальные объекты, которые становятся предметами социальных Технологий.

В рамках базисных ценностей техногенных культур природа понимается как противостоящий человеку неорганический мир, который представляет особое закономерно упорядоченное поле объектов, выступающих материалами и ресурсами для человеческой деятельности. Вспомним изречение героя романа Тургенева "Отцы и дети": "Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник". Противоположностью этим установкам было традиционалистское понимание природы как живого организма, малой частичкой которого является человек.

В техногенной культуре доминирует ценность автономной и суверенной личности. Кстати, идея прав человека развивалась с опорой именно на эту ценность. Но человек традиционалистских обществ не принял бы такого понимания личности. В этих обществах личность формируется в системе жестких, веками воспроизводившихся корпоративных связей, как принадлежащая к строго определенной касте, клану, сословию.

Человек уже с рождения был закреплен за определенным местом в кастово-сословной системе, ему предстояло усвоить определенный тип профессиональных и иных навыков, чтобы продолжить передачу эстафеты традиций. В современной же техногенной цивилизации человек становится личностью именно благодаря тому, что он не привязан жестко к некоторой одной корпоративной структуре, не сращен с ней, а может гибко строить свои отношения с другими людьми, включаясь в разные социальные общности и в разные традиции.

четверг, 14 января 2010 г.

sexy-geeks 2009

По Radio-T обсуждали ссылку.

А мне вспомнилась Dr. Holly Cummins from IBM (She develops garbage collection analysis tools, building on her experience working as a performance engineer within the garbage collection development team) - интересней. Ну очень живая мимика при таком реальном интеллекте.

Тяж

Слушать со звуком.

Ностальгия по СССР

Исследования социологов показывают: советское детство сейчас в моде. «Хочу обратно в СССР. Как хорошо тогда было — наверное, самое лучшее время в моей жизни» — все чаще и чаще эту фразу можно услышать не только от ветеранов, чья биография накрепко связана с советскими временами, но и от тех, кому едва-едва исполнилось 30. Люди, которым в 1991 году было по 13–15 лет, с любовью коллекционируют советские фильмы и обмениваются воспоминаниями о пионерском детстве. Ностальгия по советскому прошлому становится распространенным явлением среди тридцатилетних.
...
Забавно, что всего лишь полтора десятилетия назад те же самые люди, которые сегодня с нежностью вспоминают символы минувшей эпохи, сами отвергали все советское и стремились как можно меньше походить на своих более консервативных родителей.

Странное беспамятство молодежи распространяется и на более близкое прошлое. На рубеже 80−х и 90−х значительная часть молодых людей мечтала вообще уехать — эмиграция даже в страну третьего мира считалась более привлекательной, чем жизнь в разваливающемся советском государстве:

«Хоть тушкой, хоть чучелом, только быстрее из этого бардака».

«Советская одежда —– кошмар, убожество, носить невозможно, одни галоши «прощай молодость» чего стоят. Советская техника сделана явно не руками, а чем-то другим: не работает, не чинится. Советские продукты — это колбаса, на 90% состоящая из туалетной бумаги, масло из маргарина и пиво на воде»…

Кто бы лет пятнадцать назад осмелился отрицать эти аксиомы?!
...
В конце 80−х годов мало кому из них пришло бы в голову восхищаться песнями советской эстрады или советскими фильмами — уж слишком примитивно. Важнее было понять, как побыстрее разбогатеть, получить максимум разнообразия в сексе, добиться успеха и признания в большом городе. Вместо ВИА «Самоцветы» и фильмов о деревенской жизни последние советские подростки хотели смотреть голливудские триллеры и слушать Scorpions и Queen.
...
похоже, для нынешнего поколения тридцатилетних ностальгия стала своеобразной религией, во многом определяющей их отношение к жизни вообще.
...
Последнее поколение советской молодежи в целом было отмечено благодатной печатью глубокого безразличия к политике. Пока взрослые ломали советскую систему, а потом на ее развалинах пытались строить что-то новое, молодые люди занимались личными проблемами. Единственная сфера общественной жизни, в которой это поколение преуспело, — это бизнес. Именно поэтому среди них так много бизнесменов или менеджеров и так мало политиков или общественных деятелей.
...
лишенные политических амбиций нынешние тридцатилетние видят проблему исторических перемен совершенно по-другому. Советский мир позволял им быть человечными, а современность — нет. После всех социальных катастроф ХХ века впервые становится понятно, что в любом политическом устройстве главной и единственно важной фигурой остается человек. И буйство потребительских инстинктов — такая же обманка, как и коммунизм, обещанный к 80−му году. У нас больше не осталось иллюзий, у нас больше нет ни одной надежды на то, что спасение человека придет откуда-то со стороны — от политики или экономики, не так уж и важно.
...
Для того чтобы ощутить собственную человеческую ценность, возможностей было мало, но все они были отлично известны каждому. Все знали, какие книги надо прочитать, какие фильмы посмотреть и о чем говорить по ночам на кухне. Это и был личностный жест, дающий удовлетворение и вселяющий гордость. Сегодняшнее время при бесконечности возможностей делает такой жест почти невозможным или по определению маргинальным. Человек оказался перед лицом чудовищной бездны самого себя, собственного человеческого «я», которое до сих пор всегда было удачно закамуфлировано проблемой социального запроса.

Поколение тридцатилетних лишилось права на привычное местоимение «мы». Это растерянность не перед временем с его экономической жесткостью, но перед собственным отражением в зеркале. Кто я? Чего я хочу? Отсюда и медитации на тему юности. Человек пытается отыскать ответ на мучительные вопросы там, где он начинался как личность. Но это путешествие не в советское прошлое. Это путешествие в глубину собственной души и собственного сознания.

среда, 13 января 2010 г.

Windows больше не будет

...как же можно узнать, что будет входить в состав Windows 8...?
...
Начну с достаточно простого факта о будущей операционной системе - Windows больше не будет. Повторюсь еще раз, чтобы было понятнее: Windows Не Будет.
Однако товарищам юниксоидам рано радоваться - их любимая ОС место Windows занять не сможет. Не только потому, что Unix-решения всегда в роли догоняющих по отношению к Windows, а потому что никто не будет вкладываться в поддержку ОС, от которой возможно получить прибыль и лицензионные отчисления лишь при ее установке на сервере
...
итак, роль операционной системы сведется к функциям оболочки для работы виртуальных машин с единым доступом в сеть. В результате для большинства крупных программ будет вообще не важно, какая ОС установлена на локальном компьютере, поскольку в целях безопасности и стабильности весь софт будет запускаться в контейнере на виртуальной машине: одна программа - одна виртуальная машина.

Перефразируя знаменитый японский фильм ("Ghost in the shell", переведенный в нашем прокате как "Призрак в доспехах"), можно будет сказать "Windows in the shell" - это именно о Windows 8

вторник, 12 января 2010 г.

Зомбированные паттернами

iPod is the most popular portable music player in the world, commanding about 80 percent of the market.
...
Чаще всего, производители и продавцы отнюдь не стремятся вступить в лобовую войну с конкурентами, а пытаются отползти от них как можно дальше и там найти свою нишу. Отсюда следует, что знаменитые «пироги» – кольцевые диаграммы с процентами долей – чаще всего некорректно описывают рынок.

В том смысле, что никаких правильных выводов из этих «пирогов» сделать нельзя. Не усматривают их составители какой-то принципиальной разницы.

В данном случае имеет место быть откровенная подтасовка (полагаю, не купленная, а просто авторы за пределами своих потребностей ничего не ожидают увидеть). Скажите, а телефон под управлением Windows Mobile – он как, portable music player или нет?
...
Далее, WM, ведь, не единственная ОС для прослушивания музыки. Symbian, говорят, ничуть не хуже. А совсем давно у меня был примитивнейший телефон с какой-то самодельной осью, но музыку (закачиваемую через шнурок) играл и он, при этом идеально попадая под определение portable music player. Если все это посчитать, окажется, что никакими 80% и не пахнет.

Но вернемся к нашим пирогам. В реальной жизни конкурируют между собой вещи, мало друг на друга похожие. Например, цветы и конфеты. Или продавцы овощей и врачи-липосакторы. Или ростелеканалы и рунет. Так вот, навскидку, главный конкурент iPod’ов – автомобили. Они хоть и portable в несколько другом смысле, да и функция music player’а у них не основная, но огромное число людей слушает музыку за рулем и тем самым удовлетворяет свою музыкальную потребность на 100%. А не было бы у них авто, проводили бы они больше времени пешком, глядишь, продажи iPod’ов бы и удвоились.


Понимаете, к чему я клоню? Portable music players – это не рынок, а очень узкая ниша рынка прослушивания музыки вообще, который и надо рассматривать целиком.

понедельник, 11 января 2010 г.

Из записок «пикейного жилета»

...Любая (абсолютно любая) идеологическая группа, оценивая свои позиции в обществе, чувствует себя проигравшей, а (и это самое специфическое) своих принципиальных оппонентов - победителями.
...
Коммунисту представляется, что экс-советские люди продали такие сокровища как отсутсвие эксплуатации человека человеком и социальная справедливость за 100 сортов коласы и призрачный шанс прикупить иномарку. - Рыночник с негодованием видит общество «страшное мизерностью своих потребностей», с нулевой деловой активностью, в котором никто не будет возражать, есть завтра частное предпринимательство снова станет статьёй УК, а единственным работодателем вновь будет государство.

Националист наблюдает «овощей» с мозгами, промытыми советским интернационализмом и западной политкорректностью, дражащих за свою шкуру, пугающихся даже тени очищающего насилия и неспособных дать отпор чужакам. - Защитник мультикультурности в ужасе лицизреет агрессивное стадо, не ценящее ни свою, ни чужую жизнь, уничтожающее всех непохожих, аплодирующее скинхедам, скандирующее «Россия - для Русских!», в общем, спасти «стигматизированные меньшинства» от этих извергов можно только пулемётами.

Антисталинист видит быдло, готовое в любой момент снова вернуться в казарму под портретами очередного вождя. - Сталинист видит быдло, променявшее строгий и чистый мир дисциплины и самопожертвования на «свободы» капиталистического борделе-балагана.

Стороннику всяческих прогрессов и современностей наше общество предствляется напрочь лишённым всякой динамики, всякого вкуса к переменам, наполненным предрассудками и живущим архаичными ценностями. - Взгляду традиционалиста открывается мир, открытый любым, самым гнилостным ветрам и поветриям.

Антиклерикал видит наступление на свободу совести, вмешательство Церкви в жизнь общества, повсеместное распространение средневекового мракобесия и толпы опасных безумцев, заполняющих храмы каждую Пасху. - Религиозный консерватор видит насквозь светский, гедонистический, разложившийся социум, в котором забыта аскеза, легализованы аборты, число воцерковленных мизерно, мясные лавки бойко торгуют в пост, а ночные клубы и стриптиз-бары полны даже на страстной седмице.

Ну, и так далее...

пятница, 1 января 2010 г.

К кризису современного знания

На протяжении последних веков — как минимум с начала эпохи Просвещения — овладение знаниями, получение новой информации об окружающем мире было если не непременным условием, то, во всяком случае, одним из ключевых и наиболее надежных способов повышения социального статуса.
...
Мне посчастливилось увидеть не отдельные экземпляры, а целую волну людей, искренне не понимающих значения реальности вообще. Подсознательно они отрицали сам факт ее существования и являлись законченными идеалистами, считающими, что мир существует лишь в той форме, в которой он существует в сознании ...
...
Феодализация власти и общества ... обесценивает знания не хуже, чем в конце 80-х — начале 90-х их обесценивала дикая «капитализация».
...
При этом феодализированное государство не может создать никакой внятной идеологии не только из-за своей фатальной коррумпированности, которая стала едва ли не основой государственного строя, но и в силу невольного отрицания знания как такового: без знания идеологии не создашь, без него доступна только религия.

И мы видим безумную, наглую экспансию кликушеского православия как единственно доступного нашей гниющей тусовке (именующей себя «элитой») эрзаца идеологии.
...
Насильственная феодализация общества прогнившей «тусовкой», стремящейся низвести еще вчера высокоразвитую страну до уровня своих едва ли не пещерных «понятий», среди прочего ведет и к закупорке социальных лифтов. Результат всего изложенного — дебилизация молодежи как государственная политика, эффективно объединяющая реформаторское стремление избавить себя от ответственности за что бы то ни было с коммерческим интересом — в первую очередь, стремление правящей бюрократии, наполовину состоящей из тех же самых профессиональных реформаторов.
...
Однако обесценение знания как такового — симптом отнюдь не только России. Это глобальная тенденция.
...
Кризис науки маскирует собой поистине чудовищный факт: наука как таковая перестала быть главной производительной силой.

Это шокирует, но это так.

Причина проста и фундаментальна: с началом глобализации (и именно это, а не смс-сообщения и порносайты сделало глобализацию вехой в истории) человечество перенесло центр приложения своих сил с изменения мира на изменение самого себя — в первую очередь, своего собственного сознания.

Объектом целенаправленного труда все реже становится окружающий мир и все больше — человеческое сознание. Соответственно и производство во все большей степени — изготовление уже не материальных предметов или, как переходного этапа, услуг, но создание и поддержание определенных, в той или иной степени заранее заданных, состояний человеческого сознания.