воскресенье, 28 июля 2013 г.

Старые, добрые времена... могут и вернуться.

Часто за этнические конфликты принимают столкновения разных эпох, или, например, конфликт городской и сельской культур. Вот в Москве мусульмане пытались в новруз-байрам баранов на улице резать, что всех возмутило: мол, не наша культура, у христиан так не принято. Вообще-то резать баранов - авраамическая традиция, а не специфически мусульманская. Еще в Библии господь подсунул праотцу Аврааму вместо сына барашка на заклание. Армяне, например, древнейшие христиане, но у нас тоже есть эта традиция – резать на праздник баранов. И в христианской Грузии режут, но в горах, в деревнях. А в больших городах, в том числе мусульманских этих резальшиков баранов быстро призовут к порядку. Налицо конфликт между культурой городской и сельской. В каком-то смысле – между отсталостью и современностью.
Или вот Россия, середина XIX века. Некрасов: «Вчерашний день, часу в шестом зашёл я на Сенную; Там били женщину кнутом, Крестьянку молодую. Ни звука из ее груди, Лишь бич свистал, играя…». Бедняжка даже не кричит от боли, настолько всё обыденно и привычно. И никто не возмутится, не вмешается. Великий поэт постоял, взгрустнул и написал стихи. И завершил их остроумной аллегорией («И Музе я сказал: «Гляди – сестра твоя родная»»). А представьте себе, что сегодня на Сенной бьют кнутом женщину. Она бы орала так, что на Красной площади было бы слышно! И об этом потом две недели кричали бы все каналы ТВ, газеты, интернет: вот до чего мы дожили! какие страшные времена настали! полное ожесточение! где наши духовные традиции?!. Да вот они!  Если русскую традицию позапрошлого века перенести в ХХI век, это вызовет сильнейшее ксенофобическое отторжение, мощную невротическую реакцию. И к этническому это не имеет никакого отношения… Традиция и культура – это ведь не только Пушкин, Чайковский, Шекспир, Алишер Навои. Это и «Домострой», «Молот ведьм», и публичные казни, и семейное насилие.
- Порка детей…
- Непременно. Иных способов воспитания просто не знали. В России впервые перестали сечь детей в Царскосельском лицее. И только с 12 лет. Посчитайте, какой процент составляли эти элитные отроки от всего населения страны. А до того секли даже царских отпрысков. И, конечно, не только в России. Английские педагоги учили: «Сбережешь розги – испортишь ребенка». И, по сведениям английских историков, ещё в первой половине XIX века публичные казни оставались любимым развлечением лондонской черни, то есть абсолютного большинства горожан. Все это – культурные ценности и нормативы… А если сегодня сосед избивает жену и детей, привязав их к козлам для колки дров, уже не важно, какая у него форма носа, это воспринимается как дикость, как чуждое и нетерпимое – «ксенос». Цивилизованные соседи сочтут своим долгом вмешаться, хотя бы милицию-полицию вызывать, что ли.
Вот вы, Саша, в прошлом году ради эксперимента озвучили по ТВ позицию традиционной культуры – мол, необходимо дать право родителям на умерщвление дефективных младенцев – так называемый постнатальный аборт. Что было!!! Собственно, то, чего мы и ожидали. Никто не счёл даже возможным и нужным спорить – вас принялись хором травить, как чёрного кота из песни. И ещё полгода звучало на всякого рода конференциях: куда катимся! христианские традиции умирают! до чего мы дожили! А дожили мы до того, что сама такая мысль вслух вызывает ксенофобический всплеск. Что здесь совсем ни при чём, так это христианские традиции. В России, как и во всех традиционных культурах, была распространена практика постнатальных абортов. Противозачаточных средств почти не было, внутриутробные аборты не практиковались, а вот постнатальные были в порядке вещей. Наши прабабушки и прадедушки вообще не поняли бы, о чём спор. К чему выхаживать больного младенца, лучше здорового родить. Ещё сотню лет назад, когда медики приезжали в деревню лечить детей, это часто вызывало у крестьян протест. Да и здоровых, но «лишних» могли нарочно морить голодом или морозить. Есть масса свидетельств и в этнографических источниках, и в художественной литературе. Поговорка даже была такая: «Дай, Господи, скотину с приплодцем, а деток с приморцем». Об этом писали Толстой, Чехов, Достоевский, Вересаев, Островский. И, между прочим, никогда церковь не возражала против постнатальных абортов, равно как никакая церковь за всю историю ни разу не выступила против войны как таковой (об этом подробно пишет, например, французский историк Ф. Контамин).
Вот цитата из толстовского «Воскресения» - речь идёт о матери Катюши Масловой: «Незамужняя женщина эта рожала каждый год, и, как это обыкновенно делается по деревням, ребёнка крестили, и потом мать не кормила нежеланно появившегося, не нужного и мешавшего работе ребёнка, и он скоро умирал от голода».
Короче, если серьёзно разбираться, культура ещё сто-стопятидесятилетней давности – сплошной «ксенос» для наших современников. Так что с ксенофобией нужно не «бороться», а направлять её в созидательное русло.


Давайте сравним реалии. В 12-миллионной Москве за несколько дней безобразий вокруг Манежной площади погибли четыре человека – и это переживается как катастрофа. К сожалению, нашего Президента, когда он возлагал цветы на могилу убитого русского парня, никто не надоумил возложить их и на могилы невинно погибших ребят из Средней Азии, что было бы умно и уместно… А я в прошлом году сотрудничал с киргизскими коллегами в связи с волнениями в Оше. Там при 260-тысячном населении зарегистрировано 900 трупов! А по неофициальным данным погибло в три раза больше. И как там убивали! Мы сейчас в журнале «Историческая психология и социология истории» готовим материал об этом, и члены редколлегии предлагают убрать из текста самые душераздирающие свидетельства, чтобы читатели академического журнала не падали в обморок…
- Азиатчина…
- Самым похабным было бы думать, что есть нации гуманные и нации жестокие. В России всего сотню лет назад бывало не лучше. И Пушкин не зря писал про «русский бунт, бессмысленный и беспощадный». В Западной Европе двести-триста лет назад были эксцессы и похлеще. Так что, повторяю, дело не в этносах и не в «цивилизациях», а в исторических эпохах. Конфликт эпох! Здесь на формальное законотворчество уповать не стоит, особенно в условиях коррупции. Если Россия в ближайшие десятилетия не будет защищена от бессистемной иммиграции внутренним демографическим ростом, то через 20-30 лет вместо Москвы будет Ош - возобладают средневековые ценности и нормы. Юные дурачки типа «скинхедов» и их покровители делают самое худшее, что только можно придумать – провоцируют у мигрантов враждебность к коренному населению. Тем самым рассеивается последняя надежда на то, что приезжие станут «плавиться в едином котле». Напротив, они постараются агрессивно навязывать свои горско-деревенские, подчас средневековые обычаи.
 ...

- Тенденции одичания уже видны?
- «Религиозный Ренессанс», например, как симптом архаизации мышления. Религия – инструмент войны. Всякая религия строится на фундаментальном тезисе: «Кто не со Мной, тот против Меня». В этом смысле религия сегодня ещё более опасна, чем национализм, потому что наций много, а мировых религий меньше, то есть происходит размежевание на крупные блоки. Суть религиозных и квазирелигиозных идеологий состоит в том, что они строят солидарность между «своими» на совместной неприязни к «чужим».
- Под квазирелигиозными идеологиями вы имеете в виду коммунизм?
- И его тоже. Нетрудно показать, как коммунистические доктрины, символы, праздники копировали христианские. Посмотрите на большевистскую идеологию – она подетально копирует православие. И святая троица тут тебе – Маркс, Энгельс, Ленин. И святые мощи в мавзолее пророка. И священные книги, на которые положено ссылаться. И рай, перенесенный, правда, с неба в будущее (коммунизм)… И Учение, «которое справедливо, потому что верно». На месте старых храмов большевиками строились новые, а старые праздники замещались новыми – по той же схеме христианство в свое время вытесняло язычество. Еще при жизни Ленина были напечатаны миллионы его портретов, чтобы он стоял в каждой избе в красном углу. Партийные собирались в красных уголках на совместные «молитвы» (политинформации). Все работает на прежних механизмах!..
Что такое идеология? Это механизм противопоставления одних групп людей другим группам по признаку приверженности определённому набору сакральных символов. Реальные или вымышленные события, персонажи, речевые фигуры, зрительные образы мифологизируются, наделяются мистическими смыслами. Так конструируются символы, демонстрирующие превосходство некоторой государственной, национальной, конфессиональной или классовой общности над другими. Все религии и учения создавались и закреплялись тогда, когда главной задачей было канализировать накопившееся насилие – направить его вовне с целью избежать внутреннего хаоса и саморазрушения.
Сейчас же впервые в истории человечество встало перед задачей полного устранения насилия с политической арены. Поскольку все прежние способы солидаризации на образе врага становятся контрпродуктивными. В их числе и религии, которые не могут не противопоставлять верных против неверных, поскольку идеологически претендуют на абсолютную истину.