четверг, 20 сентября 2012 г.

Наука как кровная сестра монотеистичной религии


Wallace B.A. 2000. The Taboo of subjectivity. Toward a new science of consciousness. Oxford Univ. Press. 

Говорит: я считаю, что научный материализм верен в мире научного материализма и не обязательно верен в реальности как мире в целом.
Угу.
Потом говорит: я разделяю четыре части проблемы, выделяю 1 науку как таковую, 2 философию науки - научный реализм, 3 метафизику - научный материализм, и 4 фундаментальное кредо - сциентизм.
И по этим ступенькам он прогоняет разные положения. То есть такие слова, как редукционизм, физикализм, материализм и проч. у него раскиданы по полочкам этих четырех уровней.

Показывает, что историческое развитие доктрины научного материализма тесно связано с христианской теологией. 

Влияние религии на научную революцию - фундаментально. 
1. Понятие истины. Возникло в кругу единобожных религий. Противопоставляются две точки зрения на творение - воззрения Бога - объективные, и человеческие мнения. возникает представление о множестве мнений и единственной истине. Отсюда - наука. 
2. Много позже, уже прямо перед научной революцией - протестантизм и его принцип - практика как критерий истины. Отсюда опыт, критерий полезности и пр. 
3. Детерминизм, причинность - давние религиозные темы, особенно играющие в протестантизме.

Получается картина - как раз к 16-17 вв. религия выработала набор общепринятых, то есть распространенных и известных каждому образованному понятий, с помощью которых можно строить науку. Эти понятия - истина, единственная и отличающаяся от множества мнений, цепь причин и следствий, по которой можно продвинуться к причинам явлений, детерминизм, проверка мнений практикой. Место теологии занимает научный материализм, сначала в форме деизма - творец создает время, пространство, тела и совершает первый пинок, инициируя движение. Вот с этого момента начинает работать научный материализм, это как раз время Декарта, Бойля и пр. 
Тем самым наука - это такая распространенная сегодня, но все же дочерняя ветвь теологии. Как махаяна - распространенная, но младшая ветвь... А тхеравада - менее распространенная, но более древняя форма...


Более того, одним из понятий, разработанных церковью, был материализм. Учение о чудесах регулярно различало сверхприродные вмешательства и обычный природный порядок вещей. То есть создавалось понятие, которого не было в древности - об обычном внечудесном порядке вещей. Так создан церковным учением материализм. 
То есть оказалось, что истинным мировоззрением, которое подготавливала церковь веками, был материализм. Собственно, церковь готовила материализм под своим идеологическим влиянием, а потом нашлась иная идеология, которая произвела возгонку и выработала иную, скажем так, более рафинированную, математическую идеологию на почве все того же созданного церковью материализма. Вот хоть Оккам со своим разором, да мало ли кто.


Эта работа "научной идеологии" привела к цивилизации, владеющей беспрецендентным контролем над физическим миром - и таким же беспрецедентным владычеством над сознанием людей. Ни одному идеологическому аппарату какой-либо религии не удавалось в сознании масс развить такое доверие к своим конструктам, вызвать поведение, согласующееся с догматами.


С теологией сражались - но взяли как образец работы в этом идеологическом жанре. То есть, сражаясь с идеологией, приняли на вооружение набор теологических умений и разработали сестринскую, почти тождественную по структуре, но обратную идеологию. Например, показывает, как то место в теологи, которое занимала "горячая искренняя вера", в научной идеологии занимает принципиальный скептицизм - причем все прочие моменты остаются неизменными. Я бы терминологически это обозначил так. Поскольку употреблять слово "вера" для науки самопротиворечиво и вызывает ненужную путаницу, это лучше обозначить более общим термином - принцип авторитета. Он несколько по-разному оформлен в религии и науке, но в обоих случаях жестко определяет, что допускается, а что - нет. Причем в обеих системах существует уверенность, что внутри у них царит свобода мысли и есть лишь разумные ограничения, просто обрисовка границ применения понятий. Находясь внутри каждой системы, просто невозможно понять, о чем толкуют люди, утверждающие, что внутри данной институционально оформленной религии или институциональной науки затруднено свободное мышление. 

Созданы две церкви - церковь и антицерковь, церковь религии и церковь науки. Обе того.
То есть в науке не нравится то, чем она похожа на церковь, а не то, что делает ее наукой.

Математика служит латынью, а вместо первого яблока - грибы.

продолжение - Другой Уоллес