вторник, 31 мая 2011 г.

Впечатления Маркеса от СССР (1957)

... Такое объяснение открыло мне глаза на драматические контрасты страны, где трудящиеся ютятся в одной комнатушке и могут купить два платья в год, и в то же время их раздувает от гордости, что советский аппарат побывал на Луне.

Объясняется это, видимо, тем, что Советский Союз все 40 лет, прошедших после революции, направлял усилия на развитие тяжелой промышленности, не уделяя никакого влияния товарам потребления. В таком случае можно понять, почему они первыми предложили на международный рынок воздушного сообщения самый большой в мире самолет, и в то же время у них не хватает обуви для населения.

Одно из самых тяжких обвинений против Сталина, которого считают безжалостным, лишенным человеческого сочувствия правителем, состоит в том, что для ускоренного строительства социализма он пожертвовал целым поколением. Чтобы западная пропаганда не достигла слуха соотечественников, он запер изнутри двери в страну, форсировал этот процесс и добился беспримерного исторического скачка. Новые поколения, испытывающие чувство недовольства, теперь могут позволить себе роскошь протестовать против нехватки обуви.
...
Профессор Московского университета, несколько раз побывавший во Франции, объяснял нам, что в большинстве своем советские рабочие уверены, что они впервые изобрели многое из используемого на Западе уже столько лет. Старая американская шутка о том, что советские люди считают себя изобретателями множества самых простых вещей, начиная с вилки и кончая телефоном, в действительности имеет объяснение. В то время как западная цивилизация в ХХ в. шла по пути впечатляющего технического прогресса, советский народ пытался разрешить многие элементарные проблемы, живя за закрытыми дверями. Если однажды иностранный турист встретит в Москве нервного лысоватого парня, который станет утверждать, что он изобретатель холодильника, не надо считать его сумасшедшим: вполне возможно, он на самом деле изобрел холодильник, много лет спустя после того, как он стал повседневностью на Западе.

Советская действительность становится понятнее, когда поймешь, что прогресс развивался здесь в обратном порядке ... самый вопиющий эпизод мы наблюдали в пригороде Москвы, когда, возвращаясь из колхоза, остановились на улице возле лотка выпить лимонаду. Нужда заставила нас искать туалет. Он представлял собой длинное деревянное возвышение с полдюжиной отверстий, над которыми, присев на корточки, полдюжины солидных уважаемых граждан делали то, что им нужно, оживленно переговариваясь, — такой коллективизм не предусматривала никакая доктрина. 

четверг, 26 мая 2011 г.

Идеальный лузер


Эти люди пытаются делать идеально абсолютно всё. Для таких людей есть даже специальное название: перфекционисты.

Перфекционистами принято восхищаться и ставить их в пример. Но я собираюсь доказать, что тот, кто пытается сделать всё идеально — это, по сути своей, просто лузер. Или, говоря по-русски, неудачник.
...
Представим себе, что нам нужно перенести тонну кирпичей с места на место, с помощью тачки. Как это можно сделать? Ответ: надо взять тачку, погрузить в неё сто килограмм и покатить. Что будет, если мы попытаемся сразу загрузить в тачку тонну кирпичей? А ничего не будет. Или не влезут, или тачка сломается.

Почему же перфекционисты так стремятся делать всё идеально? Они же наступают на одни и те же грабли снова и снова! Пытаются загрузить в тачку тонну кирпичей, а потом, стиснув челюсти, смотрят на сломанную тачку.
...
Черчилль любил повторять: «успех — это движение от неудачи к неудаче с нарастающим энтузиазмом». Думаете, шутил? Может, и шутил, не знаю. Но в жизни именно так всё и устроено. Дорога к успеху лежит через ошибки.
...
Итог. Главная проблема перфекционистов в том, что они боятся ошибок. Из-за этого они постоянно совершают две глупости: пытаются перескочить через необходимый этап несовершенства и тратят время на «вылизывание» второстепенных мест. Всё это вместе и делает перфекционистов неудачниками.

Добавлю что неудачник, лузер, это немало - просто самоощущение. А у перфекциониста именно к этому и идет - потому что: "ничего у меня не получается как надо! И вообще ничего не получается"

воскресенье, 22 мая 2011 г.

Кометой по Солнцу

Хорошая иллюстрация на тему массовых заблуждений "после того значит вследствие того" и "ветер это оттого что деревья качаются".
Своими же глазами вижу:
 

вторник, 17 мая 2011 г.

Поколение Превиус

Раньше было "молодой это дурной, потому что думает что все на свете может и плюет на авторитетность". Теперь вот нам, 40летним приходится молодым боевой дух поднимать, при этом мы то уже знаем, что далеко не все может человек...


Мода ругать подрастающее поколение появилась… да, с самого начала наверно появилась. Во всяком случае, чуть не в самых первых письменных источниках уже содержатся оговорки, что, дескать, не та молодёжь уже, не та: традиций не уважают, авторитетов не признают, разговаривают о чём-то своём и хотят странного.
...
... я несколько раз спрашивал студентов пятого курса, кем они хотят стать. Не ответил ни один. «Ну, мы ещё пока не думали». «Там посмотрим». Я, блин, в пять лет знал, кем я хочу стать: инженером, как мои родители. Потом, лет в семь-восемь, я передумал: хочу стать зоологом. В двенадцать, когда я впервые увидел компьютер, концепция снова поменялась: программистом. С зоологом не сложилось, но в остальном — угадал, да. В дипломе у меня написано, что я — инженер-физик/инженер-математик, а работаю я программистом. Угадал.


Да и не угадал бы, чего там? Главное, знал. Каждую секунду существования знал. И вокруг меня, что школьные хулиганы, что школьные ботаны тоже все знали. То есть, они не знали, кем будут, но знали кем хотят стать.


Сейчас же самый внятный ответ из тех, что мне удалось получить: «я не знаю, надо будет посмотреть, где деньги платят». Человек, таким образом, вообще не желает стать. Его этот вопрос вообще не занимает. Он доучился до пятого курса, но до сих пор без понятия.


Высшая точка его размышлений по этому вопросу: он хочет стать тем, кому платят деньги. Но и тут, надо отметить, есть радикальная разница с миллионерами эпохи первоначального накопления. Одни хотели яхт и вилл, другие — уважения, третьи — самореализации, четвёртые — персональной свободы. Тут иное. Тут даже не хочется, чтобы платили деньги, просто надо, чтобы платили деньги. Типа, принято такого хотеть.


Это такой дух авантюризма наоборот. Обычно, человек по мере взросления отбрасывает всё авантюрное, чего желал в молодости, остепеняясь и стремительно скучнея. А до этого он перманентно отвергает ценности общества, пытаясь разыскать и осмыслить свои. Тут же, напротив, молодые поскучнев остепенились гораздо скорее своих отцов и старших братьев. У тех всё ещё остались амбиции, глобальные придури и масштабные нереализованные хотелки, но у младших — нет. Младшие уже стали стариками, все мысли которых заняты только тем, «что они ели на завтрак и что будут есть на ужин». Теперь в восемнадцать юноша уже слишком стар, чтобы что-то менять. Пусть этим займутся те, кто помоложе его — тридцати-сорока-пятидесятилетние.
...
Текущее поколение Некст правильно было бы назвать «поколение Превиус», поскольку оно — то же поколение, что сейчас, только сильно недоделанное. Поколение без глобальных стремлений, желаний, без страсти изобретать и менять. Поколение, из всех детских черт сохранившее только тягу к подражательству старшим, выливающуюся в попытки, сделать вид, что ты такой же и тем самым вписаться в систему, в которую считается правильным вписываться. И это поколения уже вряд ли «доделается». Ибо, чтобы доделаться и, тем более, превзойти, надо сначала попытаться быть альтернативным и непохожим, а потом из нескольких вариантов — традиционного и альтернативного — собрать следующий виток истории.
...
Взрослые многие века требовали от детей делать, как им скажут. Наконец-то удалось. Наконец-то удалось тормознуть прогресс. Наконец-то не отец смеётся над непонятной музыкой, которую силится научиться играть его сын, а наоборот сын смеётся над отцом, который вдруг замыслил освоить 3д-графику. И смеётся не потому, что сам-то он давно в курсе, а потому, что сам-то он давно в курсе, что надо быть не в курсе. К чему отцу вся эта графика? Ему ж денег за неё не дадут! Я бы начал таким заниматься — меня бы пацаны засмеяли. Сказали бы: «да не заморачивайся ты!».


Наконец-то не отец ворчит на сына, что тот вступил в радикальную партию, а наоборот, сын недоумевает, чего это отец вдруг начал париться по поводу этой занудной политики.


Наконец-то не сына тянет к странствиям, а наоборот отец пытается объяснить сыну, зачем это его, отца понесло в какие-то там горы, снега и пустыни. Я не шучу. Во всех турпоездках 80% туристов — люди за сорок. В крайнем случае — за тридцать. Что на пляжах, что в экскурсионных турах. И не потому, что у молодых нет денег, а потому что молодым вообще непонятно, к чему вообще куда-то ехать.


Наконец-то настал переломный момент, когда овощей среди молодых стало больше, чем среди взрослых.

Овощи


Мальчик детсадовского возраста ерзает на лавке в электричке и отчаянно болтает ногами. Все выдает его крайне возбужденное негодование: и сжатые маленькие кулачки, и распахнутые для слез большие глаза, и нетерпеливые короткие реплики, которыми он прерывает свою старшую спутницу. Молодая женщина, очевидно мама мальчика, с выражением читает ему мрачную сцену из сказки: «Чиполлино, Чиполлино, сынок! - звал, растерянно оглядываясь по сторонам, бедный старик, когда его уводили солдаты…».
- Все, хватит! – негодование мальчика, вероятно, достигло предела. – Почему же они терпят?!
- Ну, у принца Лимона большая охрана, армия… - мама рассудительно разглаживает страницу.
- Но ведь остальных больше! Их же много! – мальчик в отчаянии ударяет маленьким кулачком по книжке, и она захлопывается. – Чего ж они?!
Мама, слегка напуганная такой бурной реакцией сына, пытается подобрать успокаивающую реплику, когда мужчина напротив отрывается от своей газеты и, взглянув поверх очков на революционно настроенного мальчика, громко и отчетливо проговаривает:
- Потому что они овощи. Это про овощи сказка.

понедельник, 16 мая 2011 г.

об объяснениях задним числом

Человек обладает потрясающими способностями к объяснению окружающего мира - да, да, все правильно, все так и должно было случится (ведь случилось же)
Интересный эксперимент был проведен Л. Карли из колледжа Уэлсли (L. Carli of Wellesley College). Двум группам была рассказана совершенно одинаковая история о взаимоотношениях мужчины и женщины. Истории отличались только последней фразой - в одной мужчина сделал женщине предложение, а в другой изнасиловал ее.
Обе группы нашли историю совершенно логичной и утверждали, что финал был стопроцентно предсказуем - все именно к этому и шло.

Здесь идет речь о когнитивном искажении, которое называют по-английски hindsight bias. Если мы знаем, что именно случилось, то наша оценка того, насколько этот исход был вероятным, будет сильно искажена этим знанием. Это очень ярко иллюстрируют, например, дискуссии о политике. После любого значительного политического события, сколько угодно (казалось бы) неожиданного, внезапно оказывается, что куча людей считали его абсолютно неизбежным. Или так им, по крайней мере, кажется.
...
Эксперимент был устроен так. Примерно 70-ти студентам дали прочитать рассказ на три страницы о взаимоотношениях Джека и Барбары; половина из них получила версию, в которой в последнем предложении Джек насилует Барбару; половина - делает ей предложение. В остальном версии были идентичны. Перед началом эксперимента историю проверили на "нейтральность": попросили другую группу студентов прочитать ее без концовки и оценить вероятность обеих концовок. Оценки вышли примерно одинаковые.

Через две недели после того, как 70 студентов прочитали историю с разными концовками, им устроили якобы "проверку памяти", о которой они заранее не знали. Им задали 50 вопросов о прочитанной ими две недели назад истории, на каждый вопрос они отвечали да/нет, и оценивали также степень своей уверенности в ответе (от 50% до 100%). Часть вопросов была о содержимом истории, а часть содержала утверждения, которые были признаны стереотипичными для изнасилования, или наоборот, для предложения руки и сердца (эти утверждения были отобраны опять же согласно оценкам другой группы студентов, которых просили оценить стереотипичность множества вариантов). Эти утверждения не содержались на самом деле в тексте истории - каждый раз, когда студенты отвечали на них 'да', это было на самом деле неверно. Т.е. например, "Джек и Барбара познакомились в баре: да/нет", "Джек хотел познакомить Барбару со своими родителями: да/нет". Ни того ни другого нет в тексте истории, но гипотеза исследователей состояла в том, что студенты, которые прочитали историю с концовкой изнасилования, чаще скажут, что в ней было "познакомились в баре", чем "хотел познакомить с родителями". А те студенты, которые прочитали историю с концовкой предложения руки и сердца - наоборот.

Эта гипотеза подтвердилась. Действительно, студенты, которые прочитали историю с изнасилованием, "добавляли от себя" намного больше фактов, стереотипичных для изнасилования, чем фактов, стереотипичных для предложения. И наоборот. Из этого статья делает вывод, что когнитивное искажение включает в себя когнитивную реконструкцию памяти. Попросту говоря, из того, что мы знаем, что история закончилась изнасилованием, мы незаметно для себя переписываем ее в своей памяти так, что в ней оказывается больше элементов, стереотипичных для изнасилования. И наоборот. А опрос две недели спустя эту когнитивную реконструкцию выявил.

четверг, 5 мая 2011 г.

Про Булгакова и кино

Посмотрел «Мастера и Маргариту». Тот самый фильм Юрия Кары. Непонятно, почему промоутеры не раскручивали его как «последний советский фильм», ведь он таковым и является: хотя снимался он в начале 90-х, явно, что и замысел, и идея появились еще в конце 80-х, в самую перестройку. Во всяком случае, там полно примет именно перестроечного кино, даром что речь идет об экранизации романа о Москве 30-х. Смотреть его можно уже не как фильм, а как своего рода историческое свидетельство.
...
Да, это совершенно советский фильм. Наивный, простодушный, когда режиссер старается впихнуть в экранное время не только то, что было в романе, но и показать, что у нас тут теперь, блин, свобода, у нас можно голых девок, например, показывать. По количеству женской плоти на экране «МиМ», наверно, опережает все советские фильмы.
...
«Мастер и Маргарита» - это ведь не совсем роман. Это культ. Объект особого советского задушевного сектантства. И Кара снимал фильм для сектантов. Для тех, кто роман помнит наизусть. И придет в кино специально чтобы посмотреть, какие эпизоды из священного текста режиссер оставил, а какие выпустил. Поэтому все самые «топовые» реплики романа («граждане, сдавайте валюту!», «квартирный вопрос их испортил», «Аннушка разлила масло», «рукописи не горят», «никогда ничего не просите, особенно у тех, кто сильнее вас») бережно перенесены на экран. И, например, Иванова (не помню, как зовут – которая Шура из «Служебного романа») появляется в кадре с одной-единственной репликой, но зато какой! Той самой - «Покайся, Иваныч, тебе скидка выйдет!».

А вот если не знать, что фильм является экранизацией, и смотреть его просто как кино, как историю, перенесенную на экран, становится понятно, что «МиМ» - бессвязное, рыхлое, рассыпающееся повествование.
...
Мастер – это и в романе самый бесцветный персонаж, тихий сукин сын, сочиняющий в уголку свой гениальный роман. Булгаков не смог придумать для Мастера ни красивой истории, ни бэкграунда, ни даже мало-мальски остроумной реплики
...
И тут не Кара виноват. «Мастер и Маргарита» (фильм) - лишнее доказательство того, что «Мастер и Маргарита» (роман) – чрезвычайно переоцененное и не очень хорошее произведение. Тот самый случай, когда не с чем было сравнивать, жили в советской стране, как в консервной банке, и делали культ из всего, что хоть как-то выделялось на местном сером фоне.
...
Зачем он вообще писал роман? От нечего делать, потому что раз писатель, надо что-то писать? Хотел поделиться своими соображениями по поводу Зла и христианства (довольно убогие у него, надо сказать, соображения – советский писатель, какой с него спрос, газет не читал, за границу не ездил, писал о том, что в детстве, когда еще страна не стала атеистической, запомнилось)? Как возможность подольстить своей жене Елене Сергеевне – мол, ты не просто у меня жена, ты же, ексель-моксель, целая Маргарита, покорившая сердце самого Сатаны? Или даже (читал и такую версию) как скрытое послание Сталину, развернутое в целый роман? Последнее очень похоже на правду: в 30-е годы была такая мода, слать скрытые месседжи верховной власти, вон Толстой даже в «Золотом ключике» первоначально хотел Карабаса-Барабаса написать не с плеткой, а с трубкой, но застремался. Или Булгаков просто хотел свести счеты со своими обидчиками – Латунским (не помню, как его прототипа звали) и прочим «массолитом»?

Роман не получился. Получился набор фельетонов, иногда остроумных, иногда не очень. Набор типов, диалогов, шуточек. Плюс «христианские главы», которые я пролистываю всегда, они написаны скучно, многословно, неинтересно. В общем, «Мастер и Маргарита» - это такой пастиш, роман для созревающих девочек, которые хотят в каждом любовном сюжете себя видеть маргаритами, а чтобы еще были мотивы Христианства, Духовности. Или для советских обывателей, которым приятно, что на соседних страницах Иисус и его, обывателя, стираные кальсоны и спрятанная в сортире валюта.

И еще. Я понимаю, что меня растерзают поклонники Булгакова, но скажу. «Мастер и Маргарита» - чрезвычайно пошлый роман. Там советская пошлость прет из каждой щели, как сквозняком дует. Какая-то совершенно розовая, наивная, глупая сентиментальность. Я подозреваю, что такие настроения присущи «закрытым обществам», не хочу развивать тему. Или мужчинам, которые пишут роман и сидят безвылазно дома. Отсюда и возникают эти скуловоротные, вызывающие оскомину картины идиллического писательского быта, где из грозного и враждебного внешнего мира приходит Маргарита с сумкой продуктов (где она их взяла, на какие деньги – неважно), кормит, обхаживает и тихо (нет, лучше громогласно) восторгается. Как же это должно льстить миллионам непонятых гениев, чьи жены горбатятся на трех работах, чтобы прокормить своих творцов, и еще, коровы, не понимают, что за это должны и благодарить! Вон как Маргарита своего Мастера.

Вот эта коллизия романа – обнажение тайной мечты не одного Булгакова, но еще сотен тысяч «пейсателей». Не жизнь, а мечта: я пишу, баба работает, потому что она меня любит. Коня на скаку остановит, лишь бы я продолжал писать. Ведь я же Мастер, бля!

Вот в этом для меня роман и является образцом жуткой пошлости.